.

Язык в Монголии

Языки Монголии

Государственный язык в Монголии — монгольский. Современный монгольский язык, на котором говорит основная часть населения Монголии, а также монголы Китая, проживающие во Внутренней Монголии и некоторых других районах, включает несколько диалектов. В качестве литературного стандарта в Монголии используется халхасский диалект.

Помимо монгольского в Монголии распространены также другие монгольские языки (ойратский, бурятский, хамниганский), а также тюркские языки (казахский, тувинский, цаатанско-сойотское наречие).

В переписях Монголии не спрашивается родной язык, но только национальная (этническая) принадлежность. Поэтому количество говорящих на соответствующих языках можно оценить только приблизительно.

Общая численность говорящих (на основе переписи 2010)

Язык Численность Процент Группа
монгольский 2216500 83,7 монгольские
ойратский 257625 9,7 монгольские
казахский 101526 3,8 тюркские
бурятский 48076 1,8 монгольские
тувинский 5169 0,2 тюркские
хамниганский 537 0,02 монгольские
цаатанско-сойотское 282 0,01 тюркские

Эта таблица составлена на основе данных по этническим группам по переписи 2010 года, представленных ниже:

Этнический состав (перепись 2010)

народность численность доля
%
основной язык
халха-монголы 2168141 82,40 монгольский
казахи 101526 3,86 казахский
дэрбэты 72403 2,75 ойратский
баяты 56573 2,15 ойратский
буряты 45087 1,71 бурятский
захчины 32845 1,25 ойратский
дариганга 27412 1,04 монгольский
урянхайцы 26654 1,01 ойратский
дархаты 21558 0,82 халхасский
олёты 15520 0,59 ойратский
хотогойты 15460 0,59 халха-монгольский
торгуты 14176 0,54 ойратский
хотоны 11304 0,43 ойратский
мянгаты 6592 0,25 ойратский
тувинцы (тува) 5169 0,20 тувинский
баргуты (барга) 2989 0,11 бурятский
узумчины 2577 0,10 монгольский
элжигины 1340 0,05 монгольский
сартулы 1286 0,05 халха-монгольский
хамниганы 537 0,02 хамниганский
цаатаны 282 0,01 цаатанско-сойотское
хорчины 152 0,01 монгольский
чахары 132 0,01 монгольский
другие народности — монгольские граждане 1142 0,04
иностранные граждане: 16320 0,62
— Китай 8688 0,33 китайский
— Россия 2474 0,09 русский
— Республика Корея 1522 0,06 корейский
— США 656 0,02 английский
— другие иностранные граждане 2980 0,11
другие 108 0,00
ВСЕГО 2647545 100,0

Глухие люди используют монгольский жестовый язык.

Образование

Образование обязательно для всех детей в возрасте от семи до шестнадцати лет. В начальной школе монгольский язык является центральной составляющей образования.

В стране также существуют буддистские монастырские школы. Раньше практически всё образование традиционно находилось под контролем монастырей и было в основном предназначено для буддистских монахов. Тибетский язык был языком образования в начальных школах и языком богослужения. Сегодня в школах при монастырях основным языком обучения является монгольский, а вторым — тибетский язык.

Иностранные языки преподаются со средней школы. В основном это сейчас английский. В вузах английский используется наряду с монгольским.

Как уже говорилось, согласно параграфу 2 статьи 8 Конституции страны национальные меньшинства имеют право использовать родной язык в образовании. Этот закон распространяется только на ойратское, казахское, бурятское, китайское и русское меньшинства. Впрочем, полноценно только казахский язык преподаётся в начальной и, частично, средней школе (в Баян-Улэгэйском аймаке).

Иностранные языки

Наиболее распространенным иностранным языком является русский, за ним следует английский. С 2005 года английский введён в школах в качестве первого иностранного языка, заменив собой русский. Многие жители Монголии уезжают на временные работы в Южную Корею и по возвращении оттуда хотя бы немного владеют корейским языком.

Растёт интерес к китайскому языку, как языку крупнейшего соседнего государства. В то же время многие монголы выражают обеспокоенность относительно того, что их национальная культура и язык вытесняются под мощным китайским культурным и языковым влиянием. Среди молодых людей популярен японский язык, в меньшей степени немецкий, французский и итальянский. Также немецкий знают те, кто учился в социалистическое время в ГДР. Всего немецким владеет ок. 20 тыс. человек. Французский в 2002 году изучало около тысячи студентов в пяти средних школах и шести государственных и частных высших учебных заведениях, а также 200 студентов права, журналистики и международных отношений.

В XVIII—XIX веках в Монголии был широко распространён тибетский язык, на котором писались художественные произведения, религиозные и научные трактаты, он применялся и продолжает применяться в религиозной практике буддизма. Сейчас он ограниченно распространён как язык религии и монастырского образования.

Русский язык в Монголии

Основная статья: Русский язык в Монголии

На территории современной Монголии первые русские появились ещё в XVII веке. В XIX веке Монголия, Джунгария, а затем и Маньчжурия попали под власть Российской империи. В средних школах МНР было обязательным изучение русского языка, но после распада СССР русский язык в Монголии почти исчез. С 2006 года в школах Монголии с 7-го класса ввели обязательное преподавание русского языка.

Отрывок, характеризующий Языки Монголии

– А мне так хотелось еще раз поблагодарить дядю за все его благодеяния и мне и Боре. C’est son filleuil, – прибавила она таким тоном, как будто это известие должно было крайне обрадовать князя Василия.
Князь Василий задумался и поморщился. Анна Михайловна поняла, что он боялся найти в ней соперницу по завещанию графа Безухого. Она поспешила успокоить его.
– Ежели бы не моя истинная любовь и преданность дяде, – сказала она, с особенною уверенностию и небрежностию выговаривая это слово: – я знаю его характер, благородный, прямой, но ведь одни княжны при нем…Они еще молоды… – Она наклонила голову и прибавила шопотом: – исполнил ли он последний долг, князь? Как драгоценны эти последние минуты! Ведь хуже быть не может; его необходимо приготовить ежели он так плох. Мы, женщины, князь, – она нежно улыбнулась, – всегда знаем, как говорить эти вещи. Необходимо видеть его. Как бы тяжело это ни было для меня, но я привыкла уже страдать.
Князь, видимо, понял, и понял, как и на вечере у Annette Шерер, что от Анны Михайловны трудно отделаться.
– Не было бы тяжело ему это свидание, chere Анна Михайловна, – сказал он. – Подождем до вечера, доктора обещали кризис.
– Но нельзя ждать, князь, в эти минуты. Pensez, il у va du salut de son ame… Ah! c’est terrible, les devoirs d’un chretien…
Из внутренних комнат отворилась дверь, и вошла одна из княжен племянниц графа, с угрюмым и холодным лицом и поразительно несоразмерною по ногам длинною талией.
Князь Василий обернулся к ней.
– Ну, что он?
– Всё то же. И как вы хотите, этот шум… – сказала княжна, оглядывая Анну Михайловну, как незнакомую.
– Ah, chere, je ne vous reconnaissais pas, – с счастливою улыбкой сказала Анна Михайловна, легкою иноходью подходя к племяннице графа. – Je viens d’arriver et je suis a vous pour vous aider a soigner mon oncle . J`imagine, combien vous avez souffert, – прибавила она, с участием закатывая глаза.
Княжна ничего не ответила, даже не улыбнулась и тотчас же вышла. Анна Михайловна сняла перчатки и в завоеванной позиции расположилась на кресле, пригласив князя Василья сесть подле себя.
– Борис! – сказала она сыну и улыбнулась, – я пройду к графу, к дяде, а ты поди к Пьеру, mon ami, покаместь, да не забудь передать ему приглашение от Ростовых. Они зовут его обедать. Я думаю, он не поедет? – обратилась она к князю.
– Напротив, – сказал князь, видимо сделавшийся не в духе. – Je serais tres content si vous me debarrassez de ce jeune homme… Сидит тут. Граф ни разу не спросил про него.

Он пожал плечами. Официант повел молодого человека вниз и вверх по другой лестнице к Петру Кирилловичу.
Пьер так и не успел выбрать себе карьеры в Петербурге и, действительно, был выслан в Москву за буйство. История, которую рассказывали у графа Ростова, была справедлива. Пьер участвовал в связываньи квартального с медведем. Он приехал несколько дней тому назад и остановился, как всегда, в доме своего отца. Хотя он и предполагал, что история его уже известна в Москве, и что дамы, окружающие его отца, всегда недоброжелательные к нему, воспользуются этим случаем, чтобы раздражить графа, он всё таки в день приезда пошел на половину отца. Войдя в гостиную, обычное местопребывание княжен, он поздоровался с дамами, сидевшими за пяльцами и за книгой, которую вслух читала одна из них. Их было три. Старшая, чистоплотная, с длинною талией, строгая девица, та самая, которая выходила к Анне Михайловне, читала; младшие, обе румяные и хорошенькие, отличавшиеся друг от друга только тем, что у одной была родинка над губой, очень красившая ее, шили в пяльцах. Пьер был встречен как мертвец или зачумленный. Старшая княжна прервала чтение и молча посмотрела на него испуганными глазами; младшая, без родинки, приняла точно такое же выражение; самая меньшая, с родинкой, веселого и смешливого характера, нагнулась к пяльцам, чтобы скрыть улыбку, вызванную, вероятно, предстоящею сценой, забавность которой она предвидела. Она притянула вниз шерстинку и нагнулась, будто разбирая узоры и едва удерживаясь от смеха.
– Bonjour, ma cousine, – сказал Пьер. – Vous ne me гесоnnaissez pas?
– Я слишком хорошо вас узнаю, слишком хорошо.
– Как здоровье графа? Могу я видеть его? – спросил Пьер неловко, как всегда, но не смущаясь.
– Граф страдает и физически и нравственно, и, кажется, вы позаботились о том, чтобы причинить ему побольше нравственных страданий.
– Могу я видеть графа? – повторил Пьер.
– Гм!.. Ежели вы хотите убить его, совсем убить, то можете видеть. Ольга, поди посмотри, готов ли бульон для дяденьки, скоро время, – прибавила она, показывая этим Пьеру, что они заняты и заняты успокоиваньем его отца, тогда как он, очевидно, занят только расстроиванием.
Ольга вышла. Пьер постоял, посмотрел на сестер и, поклонившись, сказал:
– Так я пойду к себе. Когда можно будет, вы мне скажите.
Он вышел, и звонкий, но негромкий смех сестры с родинкой послышался за ним.
На другой день приехал князь Василий и поместился в доме графа. Он призвал к себе Пьера и сказал ему:
– Mon cher, si vous vous conduisez ici, comme a Petersbourg, vous finirez tres mal; c’est tout ce que je vous dis. Граф очень, очень болен: тебе совсем не надо его видеть.
С тех пор Пьера не тревожили, и он целый день проводил один наверху, в своей комнате.
В то время как Борис вошел к нему, Пьер ходил по своей комнате, изредка останавливаясь в углах, делая угрожающие жесты к стене, как будто пронзая невидимого врага шпагой, и строго взглядывая сверх очков и затем вновь начиная свою прогулку, проговаривая неясные слова, пожимая плечами и разводя руками.

– L’Angleterre a vecu, – проговорил он, нахмуриваясь и указывая на кого то пальцем. – M. Pitt comme traitre a la nation et au droit des gens est condamiene a… – Он не успел договорить приговора Питту, воображая себя в эту минуту самим Наполеоном и вместе с своим героем уже совершив опасный переезд через Па де Кале и завоевав Лондон, – как увидал входившего к нему молодого, стройного и красивого офицера. Он остановился. Пьер оставил Бориса четырнадцатилетним мальчиком и решительно не помнил его; но, несмотря на то, с свойственною ему быстрою и радушною манерой взял его за руку и дружелюбно улыбнулся.
– Вы меня помните? – спокойно, с приятной улыбкой сказал Борис. – Я с матушкой приехал к графу, но он, кажется, не совсем здоров.
– Да, кажется, нездоров. Его всё тревожат, – отвечал Пьер, стараясь вспомнить, кто этот молодой человек.
Борис чувствовал, что Пьер не узнает его, но не считал нужным называть себя и, не испытывая ни малейшего смущения, смотрел ему прямо в глаза.
– Граф Ростов просил вас нынче приехать к нему обедать, – сказал он после довольно долгого и неловкого для Пьера молчания.
– А! Граф Ростов! – радостно заговорил Пьер. – Так вы его сын, Илья. Я, можете себе представить, в первую минуту не узнал вас. Помните, как мы на Воробьевы горы ездили c m me Jacquot… давно.
– Вы ошибаетесь, – неторопливо, с смелою и несколько насмешливою улыбкой проговорил Борис. – Я Борис, сын княгини Анны Михайловны Друбецкой. Ростова отца зовут Ильей, а сына – Николаем. И я m me Jacquot никакой не знал.
Пьер замахал руками и головой, как будто комары или пчелы напали на него.
– Ах, ну что это! я всё спутал. В Москве столько родных! Вы Борис…да. Ну вот мы с вами и договорились. Ну, что вы думаете о булонской экспедиции? Ведь англичанам плохо придется, ежели только Наполеон переправится через канал? Я думаю, что экспедиция очень возможна. Вилльнев бы не оплошал!
Борис ничего не знал о булонской экспедиции, он не читал газет и о Вилльневе в первый раз слышал.
– Мы здесь в Москве больше заняты обедами и сплетнями, чем политикой, – сказал он своим спокойным, насмешливым тоном. – Я ничего про это не знаю и не думаю. Москва занята сплетнями больше всего, – продолжал он. – Теперь говорят про вас и про графа.
Пьер улыбнулся своей доброю улыбкой, как будто боясь за своего собеседника, как бы он не сказал чего нибудь такого, в чем стал бы раскаиваться. Но Борис говорил отчетливо, ясно и сухо, прямо глядя в глаза Пьеру.
– Москве больше делать нечего, как сплетничать, – продолжал он. – Все заняты тем, кому оставит граф свое состояние, хотя, может быть, он переживет всех нас, чего я от души желаю…
– Да, это всё очень тяжело, – подхватил Пьер, – очень тяжело. – Пьер всё боялся, что этот офицер нечаянно вдастся в неловкий для самого себя разговор.
– А вам должно казаться, – говорил Борис, слегка краснея, но не изменяя голоса и позы, – вам должно казаться, что все заняты только тем, чтобы получить что нибудь от богача.
«Так и есть», подумал Пьер.
– А я именно хочу сказать вам, чтоб избежать недоразумений, что вы очень ошибетесь, ежели причтете меня и мою мать к числу этих людей. Мы очень бедны, но я, по крайней мере, за себя говорю: именно потому, что отец ваш богат, я не считаю себя его родственником, и ни я, ни мать никогда ничего не будем просить и не примем от него.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *