.

Усадьба Горенки в Балашихе

История усадьбы.

Первые владельцы.

Впервые Горенки упоминаются в писцовой книге Московского уезда за 1576—1578 годы:

«Пустошь Горенки. Пашни лесом поросником поросли, 16 чети в поле, а дву по тому ж доброй земли, сена 20 копен, лесу пашенного 3 десятины.»

Тогда же служилый человек Молчан продал эту землю боярину Никите Романовичу Захарьину, деду первого царя из рода Романовых — Михаила Фёдоровича.

В книгах Московского уезда за 1623—1624 годы:

«За Никифором Плещеевым по государевой грамоте 1617 года пустошь Перевесье на речке на Горенке … пустошь Погребище на суходоле … пустошь Глебцево … пустошь Коробкино на суходоле.»

В дальнейшем эта земля попала в разные руки, а на пустоши Золотиловой (Золотово) выросла деревня Горенки. В переписных московских книгах 1678 года за стольником князем Даниилом Черкасским записана «деревня на Горенках, а в ней 6 дворов крестьянских и бобыльских».

Князь Юрий Хилков (комнатный стольник Петра I) построил здесь в 1693 году деревянный господский двор — приданое его дочери Прасковьи.

Долгоруковы

Прасковья Хилкова в 1707 году была выдана за князя Алексея Долгорукова. Новый хозяин в 1724 году присоединил к этому имению Чижево и правобережные Горенки и начал строить первый дворец.

Сын Долгорукова, Иван Алексеевич, сделал блестящую карьеру при дворе. Он был фаворитом юного императора Петра II, который часто гостил в Горенках. Алексей Григорьевич Долгоруков пытался женить Петра II на своей дочери, 17-летней Екатерине. В ноябре 1729 года даже состоялась их помолвка, и Екатерина была объявлена «государыней-невестой». Но 14-летний император неожиданно заболел и умер. Долгоруковы составили подложное завещание, по которому от имени государя преемницей престола становилась его невеста. Однако документам не поверили. Долгоруковы были надолго отправлены в ссылку, а все их владения перешли в казну.

Разумовские

А. К. Разумовский — строитель усадьбы

В 1747 году имение было продано фавориту императрицы графу Алексею Разумовскому. Строится каменный дом и церковь во имя Всемилостивого Спаса. После смерти Алексея Григорьевича Горенками стал владеть его брат Кирилл Григорьевич, который затем передал Горенки своему сыну Алексею.

При Алексее Кирилловиче Разумовском Горенки достигли наибольшего расцвета. Дворец был полностью перестроен по проекту А. А. Менеласа, разбит богатый парк с каскадом прудов. Разумовский увлекался коллекционированием и разведением растений. При нём здесь был устроен ботанический сад, построены оранжереи, в которых росло более 7000 растений. Ботаническим садом и оранжереями с 1804 года заведовал ботаник Ф. Б. Фишер, впоследствии директор Императорского ботанического сада в Санкт-Петербурге.

Ботанический сад в Горенках считался до 1830-х годов одним из чудес Москвы. В оранжерее росло около 300 тропических деревьев: пальмы, кипарисы, бамбук, ямайский кедр. Росли на территории усадьбы и уникальные для Подмосковья сибирские кедры и американские ели. В Горенки неоднократно приезжали видные европейские естествоиспытатели и путешественники. В 1809 году было основано Горенковское фитогеографическое общество (в 1811 году слившееся с Московским обществом испытателей природы).

Упадок усадьбы

После смерти Разумовского в 1822 году его наследники начали распродавать ценности усадьбы вплоть до оранжерейных деревьев. А. Я. Булгаков в августе 1822 года сообщал брату:

«Не знаю я, что будет с Горенками, только отсюда всё продают поштучно, как из лавочки: померанцы, груши, лавры, всё это в деревьях. Можно всё это очень дёшево иметь. Девиз наследника графа Алексея, кажется: деньги из всего.»

Наконец в 1827 году всё имение купил князь Николай Юсупов, который вывез библиотеку и коллекции в свою усадьбу Архангельское. Гербарий Разумовского был приобретён Ботаническим музеем Академии наук.

Юсупов продал Горенки московскому уездному предводителю дворянства полковнику гвардии Николаю Волкову. Волков устроил во дворце вместе с купцом Василием Третьяковым бумагопрядильную и бумаготкацкую фабрику, а в парке — небольшой литейный завод для изготовления станков. Ткацкие станки работали прямо в бывших княжеских покоях. Сильнее всего пострадала правая часть дворца. Внутри были пробиты потолки для установки машин, заделанные впоследствии штукатуркой.

В 1840-х годах Волков продал деревню Горенки коллежскому регистратору Фёдору Пантелееву. Самому Волкову остался дворец, а после его смерти им продолжали владеть компаньоны — семейство купцов Третьяковых. К 1885 году фабрика была закрыта, имение и парк пришли в совершенное запустение.

В 1910 году Горенки купил фабрикант Владимир Севрюгов, который реставрировал дворец и парк с помощью архитектора Сергея Чернышёва.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *