.

Медный Всадник Памятник

История создания памятника Петру I в Санкт-Петербурге

История же создания этого грандиозного монумента относится к эпохе правления императрицы Екатерины II, которая считала себя преемницей и продолжательницей идей Петра Великого. Желая увековечить память о царе-реформаторе, Екатерина повелевает воздвигнуть монумент Петру I. Являясь поклонницей европейских идей просвещения, отцами которых она считала великих французских мыслителей Дидро и Вольтера, государыня поручает князю Александру Михайловичу Голицыну, обратится к ним за рекомендациями для выбора скульптора, который способен был бы воздвигнуть монумент Великому Петру. Метры рекомендовали скульптора Этьен-Мориса Фальконе, с которым 6 сентября 1766 года и был подписан контракт на создание конной статуи, за довольно небольшое вознаграждение – 200 000 ливров. Для работы над памятником, Этьен-Морис Фальконе, которому к тому времени уже было пятьдесят лет, прибыл с молодой семнадцатилетней помощницей — Мари-Анн Колло.


Этьен-Мориса Фальконе. Бюст работы Мари-Анн Колло.

Императрице Екатерине II, памятник представлялся конной статуей, где Петр I должен был изображен в виде римского императора с жезлом в руке — это был общепринятый европейский канон, своими корнями, уходивших во времена прославления властителей Древнего Рима. Фальконе видел статую иной – динамичной и монументальной, равной по своему внутреннему смыслу и пластическому решению гению человека, создавшего новую Россию.

Остались записки скульптора, где он писал: «Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот её-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемой им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, — это эмблема побеждённых им трудностей».

Сегодня памятник «Медный всадник», который знают во всем мире, как символ Санкт-Петербурга – император с распростертой рукой на вздыбленном коне на пьедестале в виде скалы, для того времени был абсолютно новаторским и не имевших аналогов в мире. Немалых трудов стоило мастеру убедить в правильности и грандиозности своего гениального решения главную заказчицу памятника – императрицу Екатерину II.

Над моделью конной статуи Фальконе работал три года, где главной проблемой мастера была пластическая трактовка движения коня. В мастерской скульптора был сооружен специальный помост, с тем же углом наклона, который должен был быть у постамента «Медного всадника», на него взлетали наездники на лошадях ставя их на дыбы. Фальконе внимательно наблюдал за движениями коней и делал тщательные зарисовки. За это время Фальконе сделал множество рисунков и скульптурных моделей статуи и нашел именно то пластическое решение, которое и было взято за основу для памятника Петру I.

В феврале 1767 года в начале Невского проспекта, на месте Временного Зимнего дворца, возводят здание для отливки «Медного Всадника».

В 1780 году модель памятника была закончена и 19 мая скульптура была открыта на две недели для всеобщего обозрения. Мнения в Санкт-Петербурге разделились – одним конная статуя понравилась, другие критически отнеслись к будущему самому известному памятнику Петру I (Медному всаднику).

Интересен тот факт, что голову императора вылепила ученица Фальконе Мари-Анн Колло, ее вариант портретного изображения Петра I понравился Екатерине II и государыня назначила молодому скульптору пожизненную пенсию в 10 000 ливров.

Отдельную историю имеет постамент «Медного всадника». По замыслу автора памятника Петру I, постаментом должна была быть естественная скала, по форме напоминающуюая волну, символизируя выход России к морю под началом Петра Великого. Поиски каменного монолита начались сразу с началом работ над скульптурной моделью и в 1768 году гранитная скала была найдена в районе Лахты.

Известно, что о находке гранитного монолита сообщил крестьянин Семён Григорьевич Вишняков. По легенде, бытовавшей среди местного населения, когда-то в гранитную скалу ударила молния расколов ее, откуда и появилось название «Гром-камень».

Для изучения пригодности камня для постамента в Лахту был отправлен инженер граф де Ласкари, который и предложил использовать цельный гранитный массив для монумента, он же сделал расчет плана транспортировки. Идея была такова – проложить в лесу дорогу от места нахождения камня и переместить его к заливу, а там по воде доставить к месту установки.

26 сентября 1768 года начались работы по подготовке для перемещения скалы, для чего ее сначала полностью откопали и отделили ту отколотую часть, которая должна была послужить постаментом памятника Петру I (Медного всадника) в Санкт-Петербурге.

Весной 1769 года «Гром-камень» при помощи рычагов установили на деревянную платформу и в течении всего лета готовили и укрепляли дорогу; когда ударили морозы и грунт промерз, гранитный монолит начали перемещать в сторону залива. Для этих целей была придумано и изготовлено специальное инженерное устройство, которое представляло из себя платформу, опирающуюся на тридцать металлических шаров, передвигавшуюся по обитым медью деревянным желобчатым рельсам.


Вид Камня Грома, во время перевоза его в присутствии императрицы Екатерины II.

15 ноября 1769 года началось перемещение гранитного колосса. Во время передвижения скалы, ее обтесывали 48 мастеров, придавая форму, задуманную для пьедестала. Этими работами руководил каменных дел мастер Джованни Джеронимо Руска. Перемещение глыбы вызывало большой интерес и на это действие специально приезжали посмотреть из Санкт-Петербурга. 20 января 1770 года, в Лахту пожаловала сама императрица Екатерина II и лично наблюдала за движением скалы, которую при ней переместили на 25 метров. По ее указу, транспортная операция по перемещению «Гром-камня» была отмечена отчеканенной медалью с надписью «Дерзновению подобно. Января, 20. 1770». К 27 февраля гранитный монолит достиг берега Финского залива, откуда по воде должен был отправиться в Санкт-Петербург.

Со стороны берега через мелководье была сооружена специальная дамба, уходившая в залив на девятьсот метров. Для перемещения скалы по воде было изготовлено большое плоскодонное судно – прам, которое передвигалось при помощи силы триста гребцов. 23 сентября 1770 года, судно пришвартовалось на набережной у Сенатской площади. 11 октября пьедестал для «Медного всадника» был установлен на Сенатской площади.

Отливка самой статуи проходила с большими трудностями и неудачами. Из-за сложности работ многие мастера-литейщики отказывались от отливки статуи, а иные запрашивали слишком высокую цену за изготовление. В итоге Этьен-Морису Фальконе самому пришлось изучать литейное дело и в 1774 году приступить к отливке «Медного всадника». По технологии изготовления статуя изнутри должна быть полой. Вся сложность работ заключалась в том, что толщина стенок в передней части статуи должна была быть тоньше толщины стенок задней части. По расчетам более тяжелая задняя часть придавало статуе устойчивость, имевшей три точки опоры.

Изготовить статую удалось только со второй отливки в июле 1777 года, еще год велись работы по ее окончательной отделке. К этому времени отношения между императрицей Екатериной II и Фальконе испортились, венценосная заказчица была не довольна затягиванием сроков окончания работ над памятником. Для скорейшего завершения работ государыня назначила в помощь скульптору часовых дел мастера А. Сандоц, который занялся окончательной чеканкой поверхности памятника.

В 1778 году Этьен-Морис Фальконе, покидает Россию, так и не восстановив расположения государыни и не дождавшись торжественного открытия самого главного в своей жизни творения – памятника Петру I, который весь мир теперь знает как памятник «Медный всадник» в Санкт-Петербурге. Этот монумент был последним творением мастера, больше он не создал ни одной скульптуры.

Окончанием всех работ по памятнику руководил архитектор Ю.М. Фельтен – пьедесталу была придана окончательная форма, после установки скульптуры, под копытами коня появилось выполненное по проекту архитектора Ф.Г. Гордеев, скульптурное изваяние змеи.

Желая подчеркнуть свою приверженность петровским реформам, императрица Екатерины II повелела украсить постамент надписью: «Екатерина II Петру I».

Открытие памятник Петеру I

7 августа 1782 года, ровно в день столетия вступления Петра I на престол, было решено приурочить торжественное открытие памятника.


Открытие монумента императора Петра I.

На Сенатской площади скопилось множество горожан, присутствовали иностранные официальные лица и высокопоставленные приближенные ее величества – все ожидали прибытия императрицы Екатерины II для открытия монумента. Памятник был укрыт от взоров специальной полотняной оградой. Для военного парада были выстроены гвардейские полки под командованием князя А. М. Голицына. Государыня в парадном облачении прибыла в шлюпке по Неве, народ приветствовал ее овациями. Поднявшись на балкон здания Сената, императрица Екатерина II подала знак, пелена укрывающая монумент упала и перед восторженным людом возникла фигура Петра Великого, восседающего на вздыбленном коне, триумфально простирающего свою десницу и взглядом устремленным в даль. Гвардейские полки под барабанную дробь двинулись парадом по набережной Невы.

Императрица по случаю открытия памятника издала манефест о прощении и даровании жизни всем приговоренным к казни, были освобождены узники, томившиеся в заключении более 10 лет за казенные и частные долги.

Были выпущена серебряная медаль с изображением монумента. Три экземпляра медали были отлиты из золота. Екатерина II не забыла о создателе памятника, по ее указу золотую и серебренную медали вручил в Париже великому скульптору князь Д. А. Голицын.

Медный всадник был свидетелем не только торжеств и праздников, которые проходили у его подножья, но и трагическим событиям 14 (26) декабря 1825 года – восстания декабристов.

К празднованию 300-летия Санкт-Петербурга Памятник Петру I был отреставрирован.

В наше время, как и прежде это самый посещаемый памятник Санкт-Петербурга. Медный всадник на Сенатской площади, часто становится центром для проведения городских торжеств и праздников.

История создания

Модель конной статуи Петра выполнена скульптором Этьеном Фальконе в 1768—1770. Голову статуи лепила ученица этого скульптора, Мари Анн Колло. Змею по замыслу Фальконе вылепил Фёдор Гордеев. Отливка статуи осуществлялась под руководством литейных дел мастера Екимова Василия Петровича и была закончена в 1778 году. Архитектурно-планировочные решения и общее руководство осуществлял Юрий Фельтен.

В августе 1766 года русский посланник в Париже Дмитрий Голицын заключил контракт с французским скульптором Фальконе, рекомендованным Екатерине II её корреспондентом философом-просветителем Дени Дидро. Вскоре по прибытии Фальконе в Петербург, 15 (26) октября 1766 года, работы по созданию монумента двинулись полным ходом. Мастерскую устроили в бывшем Тронном зале деревянного Зимнего дворца Елизаветы Петровны. Каменное здание бывшей конюшни при дворце приспособили для жилья Фальконе. В начале 1773 года в помощь к Фальконе был назначен Фельтен: он должен был заменить уволенного от работ капитана де Ласкари, и, кроме того, к этому времени понадобился надзор профессионала-архитектора за установкой памятника.

«Гром-камень»

Основная статья: Гром-камень

Гром-камень был найден в окрестностях деревни Конная Лахта. После того, как его извлекли из земли, котлован заполнила вода, и образовался водоём, сохранившийся до настоящего времени — Петровский пруд (с 2011 года — ООПТ). Путь камня до места погрузки был равен 7855 метрам.

Транспортировка «Гром-камня»

Для перевозки камня были выбраны зимние месяцы, когда почва подмёрзла и смогла выдерживать тяжесть. Эта уникальная операция продолжалась с 15 (26) ноября 1769 года по 27 марта (7 апреля) 1770 года. Камень был доставлен на берег Финского залива, где для его погрузки соорудили специальную пристань.

Транспортировка камня по воде осуществлялась на судне, специально построенном по чертежу известного корабельного мастера Григория Корчебникова, и началась только осенью. Гигантский «Гром-камень» при огромном стечении народа прибыл в Петербург на Сенатскую площадь 26 сентября (7 октября) 1770 года. Для выгрузки камня у берега Невы был использован приём, уже применённый при погрузке: судно было притоплено и село на предварительно вбитые в дно реки сваи, что дало возможность сдвинуть камень на берег.

Работы по обтёске пьедестала проводились во время движения камня, до тех пор, пока посетившая Лахту Екатерина, желавшая посмотреть на перемещение камня, не запретила его дальнейшую обработку, желая, чтобы камень прибыл в Петербург в своём «диком» виде без утраты объёма. Окончательный вид камень приобрёл уже на Сенатской площади, значительно утратив после обработки свои первоначальные размеры.

Памятник

Открытие монумента Петру Великому. Гравюра А. К. Мельникова с рисунка А. П. Давыдова, 1782

Законченная в июле 1769 года гипсовая модель памятника, показанная в следующем году в течение двух недель публике, ожидала отливки. Фальконе, которому никогда прежде не приходилось самому выполнять подобные работы, отказался делать отливку самостоятельно и ожидал приезда французского мастера Б. Эрсмана. Литейщик в сопровождении трёх подмастерьев прибыл 11 мая 1772 года, имея при себе для гарантии успеха всё необходимое: «землю, песок, глину…». Однако долгожданный мастер оказался не в состоянии выполнять требования скульптора и скоро, по настоянию Фельтена, был уволен. С этого момента все подготовительные работы к отливке осуществлял сам Фальконе. Чтобы оценить напряжённость обстановки и отношений действующих лиц, нужно привести письмо скульптора от 3 (14) ноября 1774 года Екатерине II, взывавшего к её покровительству:

«Всемилостивейшая государыня, в начале прошлого месяца г. Бецкой велел мне через Фельтена написать требования мои относительно отливки статуи, хотя формальность эта показалась мне излишнею, тем не менее я немедленно отправил письмо, с которого прилагаю при сём копию, с тех пор я не получал ответа. Без августейшего покровительства Вашего я нахожусь во власти человека, который с каждым днём более меня ненавидит, и если Вашему Величеству не угодно лицезреть меня более, то мне пришлось бы здесь жить хуже, чем всякому пришельцу, который под конец находит покровителя…»

— РГИА, ф. 470, оп. 83/517, д. 110, 1755 г., л. 3

Первая отливка скульптуры состоялась летом 1775 года. По легенде, во время работы лопнула труба, по которой заливалась бронза, и только благодаря стараниям мастера Емельяна Хайлова удалось спасти нижнюю часть памятника. В 1777 году были выполнены верхние части скульптуры, не получившиеся при первой отливке.

В 1778 году Фальконе был вынужден покинуть Россию. Уезжая он увёз с собой все чертежи и технические расчёты. Работы по завершению памятника были поручены Ю. М. Фельтену. Памятник был торжественно открыт 7 августа (18 августа) 1782 года. По иронии судьбы на его открытие Фальконе так и не был приглашён.

Это был второй конный памятник русскому царю. В условном одеянии, на вздыбленной лошади, Пётр изображается Фальконе как законодатель и цивилизатор. Вот что писал по этому поводу сам Фальконе: «Монумент мой будет прост… Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он, конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя-законодателя…» Скульптор изобразил Петра в подчёркнуто динамическом состоянии, одел его в простую и лёгкую одежду, которая, по словам скульптора, принадлежит «всем нациям, всем мужам и всем векам; одним словом, это героическое одеяние». Богатое седло он заменил медвежьей шкурой, которая символизирует нацию, цивилизованную государем. Постамент в виде громадной скалы — символ преодоленных Петром I трудностей, а введённая в композицию змея представляет собой остроумную находку в решении задачи по обеспечению статической устойчивости монумента. Её появление под ногами вздыбленного коня достаточно убедительно объясняется тем, что она изображает «враждебные силы». И только венок из лавра, венчающий голову, да меч, висящий у пояса, указывают на роль Петра как полководца-победителя.

В обсуждении концепции памятника принимали участие Екатерина II, Дидро и Вольтер. Памятник должен был изображать победу цивилизации, разума, человеческой воли над дикой природой. Постамент памятника призван был символизировать природу, варварство, и тот факт, что Фальконе обтесал грандиозный «Гром-камень», отполировал его, вызвал возмущение и критику современников.

На одной из складок плаща Петра I скульптор оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».

Надпись на постаменте гласит: «ПЕТРУ перьвому ЕКАТЕРИНА вторая лѣта 1782.» с одной стороны, и «PETRO primo CATHARINA secunda MDCCLXXXII.» — с другой, подчёркивая тем самым замысел императрицы: установить линию преемственности, наследия между деяниями Петра и собственной деятельностью.

В 1976 году в памятнике были обнаружены трещины и была проведена его реставрация. Также было проведено рентгенологическое исследование, которое выявило что хвост служит лишь балансиром, а сам каркас проходит только через задние ноги коня. Причиной трещин стал «пережог» металла, вероятно произошедший при повторной отливке верха скульптуры.

Памятник Петру I уже в конце XVIII века стал объектом городских легенд и анекдотов, а в начале XIX века — одной из самых популярных тем в русской поэзии.

Легенда о майоре Батурине

Во время Отечественной войны 1812 года в результате отступления русских войск возникла угроза захвата Санкт-Петербурга французскими войсками. Обеспокоенный такой перспективой, Александр I приказал вывезти из города особо ценные произведения искусства. В частности, статс-секретарю Молчанову было поручено вывезти в Вологодскую губернию памятник Петру I, и на это было отпущено несколько тысяч рублей. В это время майор Батурин добился свидания с личным другом царя князем Голицыным и передал ему, что его, Батурина преследует один и тот же сон. Он видит себя на Сенатской площади. Лик Петра поворачивается. Всадник съезжает со скалы своей и направляется по петербургским улицам к Каменному острову, где жил тогда Александр I. Всадник въезжает во двор Каменоостровского дворца, из которого выходит к нему навстречу государь. «Молодой человек, до чего ты довел мою Россию, — говорит ему Петр Великий, — но покуда я на месте, моему городу нечего опасаться!» Затем всадник поворачивает назад. Поражённый рассказом Батурина, князь Голицын передал сновидение государю. В результате Александр I отменил своё решение об эвакуации памятника. Памятник остался на месте.

Есть предположение, что легенда о майоре Батурине легла в основу сюжета поэмы А. С. Пушкина «Медный всадник».

«Бедный Павел!»

В петербургском фольклоре широко распространена легенда о видении призрака Петра Великого будущему императору Павлу I на месте, где ныне находится Медный всадник.

Однажды вечером Павел в сопровождении своего друга князя Куракина шёл по улицам Петербурга. Вдруг впереди показался человек, завёрнутый в широкий плащ. Казалось, он поджидал путников и, когда те приблизились, пошёл рядом с ними. Павел вздрогнул и обратился к Куракину: «С нами кто-то идёт рядом». Однако тот никого не видел и пытался убедить в этом великого князя. Вдруг призрак заговорил: «Павел! Бедный Павел! Я тот, кто принимает в тебе участие». Затем призрак пошёл впереди путников, как бы ведя их за собой. Подойдя к середине площади, он указал место будущему памятнику. «Прощай, Павел, — проговорил призрак, — ты снова увидишь меня здесь». И когда, уходя, он приподнял шляпу, Павел с ужасом разглядел лицо Петра.

Как показывает текстологический анализ легенды, она восходит к мемуарам баронессы фон Оберкирх. Баронесса подробно описывает обстоятельства, при которых сам Павел публично, хотя и против своей воли, рассказал эту историю. Имея в виду высокую достоверность мемуаров, основанных на многолетних дневниковых записях и дружбу между баронессой и Марией Фёдоровной, супругой Павла, вероятнее всего, источником легенды действительно является сам будущий государь.

Рассматривал ли Павел эту историю как занимательный анекдот, выдуманный по случаю? С точки зрения мемуаристки, это не так. Г. фон Оберкирх сообщает, что через полтора месяца после памятного ужина Павел получил письмо из Петербурга. В письме сообщалось о торжественном открытии памятника Петру Великому, известного впоследствии как Медный всадник. По словам Г. фон Оберкирх, хотя при чтении письма государь пытался улыбаться, мертвенная бледность покрыла его лицо.

В культуре

На купюре 1000 рублей Юденича, 1919 Иллюстрация из 11-го свитка «Канкай ибун». Памятник нарисован японским художником со слов допрошенных моряков, прибитых кораблекрушением к берегам России и через много лет возвращённых в Японию российским посольством во главе с Н. П. Резановым

Медный всадник и «мистический петербургский текст»

Мотив Медного всадника помещён русской литературой в самый центр «мистического петербургского текста», проникнутого двойственностью и сюрреализмом.

Своим названием «Медный всадник» обязан одноимённому произведению А. С. Пушкина. Потерявший в наводнении 1824 года свою возлюбленную Парашу чиновник Евгений в беспамятстве бродит по Петербургу. Наткнувшись на памятник Петру Великому, герой понимает, что именно государь виноват в его бедствиях — он основал город на месте, подверженном наводнениям и чуждом для человека. Евгений грозит памятнику, и Медный всадник соскакивает со своего постамента и мчится за безумцем. Несётся ли бронзовый истукан в больном сознании чиновника или в реальности — неясно.

Тот же мотив передан в романе Ф. М. Достоевского «Подросток»: «А что, как разлетится этот туман и уйдёт кверху, не уйдёт ли с ним вместе и весь этот гнилой, склизкий город, подымется с туманом и исчезнет как дым, и останется прежнее финское болото, а посреди его, пожалуй для красы, бронзовый всадник на жарко дышащем, загнанном коне?».

У Андрея Белого в романе «Петербург» герой в плену галлюцинаций заключает сделку с силами зла и убивает своего товарища. Затем он влезает на труп и застывает в позе Медного всадника с выставленным вперёд орудием убийства — окровавленными ножницами.

Наконец, известный мистик и духовидец XX века Даниил Андреев, описывая один из адских миров в «Розе Мира», сообщает о том, что в инфернальном Петербурге факел в руке Медного всадника является единственным источником света, при этом Пётр сидит не на коне, а на жутком драконе.

Памятник Петру I на золотой памятной монете СССР 1990 года из серии «500-летие единого русского государства»

Памятные монеты

В 1988 году Госбанк СССР выпустил в обращение памятную монету номиналом 5 рублей с изображением памятника Петру I (Медный всадник) в Санкт-Петербурге. Монета изготовлена из медно-никелевого сплава тиражом 2 млн экземпляров и весом 19,8 грамма.
А в 1990 году Госбанком была выпущена памятная монета из серии «500-летие единого русского государства» из золота 900 пробы номиналом 100 рублей с изображением памятника Петру I.

> В филателии

Памятник изображён на марке России 1904 г. № 58 (благотворительный выпуск).

> См. также

  • Памятники Петру I
  • Пётр Великий (яйцо Фаберже)

Примечания

  1. В Санкт-Петербурге торжественно открыт памятник Петру I («Медный всадник»). calend.ru. Проверено 7 августа 2012. Архивировано 17 августа 2012 года.
  2. Иванов Г. И. Камень-Гром. Историческая повесть. — СПб.: Стройиздат, 1994. — С. 56—62, 69-79.. — 112 с., ил. с. — ISBN 5-87897-001-5.
  3. РГИА, ф. 470, оп. 103/537, д. 5, л. 355.
  4. Медный всадник в Санкт-Петербурге — памятник Петру I
  5. 1 2 Реставрация памятника Петру I в 1976 году
  6. «Медный всадник» :: Энциклопедия Санкт-Петербурга // encspb.ru (Проверено 7 августа 2012)
  7. Памятник Петру I (Медный всадник)
  8. legendi pamiatnikov
  9. Городские истории и легенды. Памятник Петру I в Санкт-Петербурге, или Анекдот про то, как родился «Медный всадник»
  10. Медный всадник. Сон майора Батурина
  11. ФЭБ: Измайлов. «Медный всадник» А. С. Пушкина: История замысла … — 1978 (текст). Проверено 31 декабря 2012. Архивировано 20 января 2013 года.
  12. Нежинский Ю. В., Пашков А.О. Мистический Петербург: историческое расследование. — Montreal: Т/О «НЕФОРМАТ» Изд-во Accent Graphics Communications, 2013. С. 16-18. — ISBN 9-78130155-498-0
  13. Memoirs of the Baroness d’Oberkirch, countess de Montbrison (3 volumes). Vol 2. L., 1852. P. 146—147
  14. Нежинский Ю. В., Пашков А.О. Мистический Петербург: историческое расследование. — С. 18-19
  15. Пушкин А. С. Собрание сочинений в 10 томах. Т. 3. Л., 1977. С. 284—300
  16. Достоевский Ф. М. Собрание сочинений в 15 томах. Т. 8. Л., 1957. С. 218
  17. Андрей Белый. Между двух революций. М.. 1991. Электронная версия.
  18. Андреев Д. Л. Роза мира. М., 1991. Электронная версия
  19. 5 рублей 1988 Ленинград «Памятник Петру Первому». Проверено 4 марта 2013. Архивировано 9 марта 2013 года.

Ссылки

Медный всадник на Викискладе

Медный всадник в Викиновостях

  • Медный всадник со спутника (Google Maps)
  • Медный всадник на Яндекс. Панорамах: ,
  • Медный всадник в Свадебной энциклопедии
  • История «Медного всадника». Фотографии, как добраться, что рядом / Сайт Чернеги А. В. «Прогулки по Петербургу»
  • Мегалит наших дней — Гром-камень под Петром, «Альтернативная история», 2013

  • Санкт-Петербург (1747)
  • Санкт-Петербург («Медный всадник», 1782)
  • Полтава (1849)
  • Петрозаводск (1873)
  • Таганрог (1903)
  • Выборг (1910)
  • Рига (1910)
  • Таллин (1910, утрачен)
  • Тула (1912)
  • Архангельск (1914)
  • Воронеж (1956)
  • Санкт-Петербург (1991)
  • Санкт-Петербург (1996)
  • Москва (1998)
  • Антверпен (2008)
  • Сочи (2008)
  • Нижний Новгород (2014)

Памятник Петру I («Медный всадник») расположен в центре Сенатской площади. Автор скульптуры — французский скульптор Этьен-Морис Фальконе.
Место расположения памятника Петру I выбрано не случайно. Рядом находятся основанное императором Адмиралтейство, здание главного законодательного органа царской России — Сената. Екатерина II настаивала на размещении памятника в центре Сенатской площади. Автор скульптуры, Этьен-Морис Фальконе, поступил по своему, установив «Медный всадник» ближе к Неве.
По приказу Екатерины II Фальконе пригласил в Санкт-Петербург князь Голицын. Советовали обратиться именно к этому мастеру профессора Парижской академии живописи Дидро и Вольтер, вкусу которых Екатерина II доверяла.
Фальконе было уже пятьдесят лет. До поездки в Россию он был известен как автор таких признанных обществом скульптурных произведений, как «Милон Кротонский, разрывающий пасть льва», восемь скульптур для церкви Святого Роха, «Амур», «Купальщица», «Пигмалион и Галатея», «Зима». Он работал на фарфоровом заводе, но мечтал о большом и монументальном искусстве.
Когда поступило приглашение в Россию для возведении в её столице нового грандиозного памятника, Фальконе не раздумывая в августе 1766 года подписал контракт . Его условия определяли: памятник Петру должен состоять из «главным образом конной статуи колоссального размера». Скульптор обязывался создать эскиз композиции и выполнить памятник в натуре. При этом он освобождался от каких-либо других заказов. Гонорар скульптору предложили достаточно скромный (200 000 ливров), другие мастера просили в два раза больше.
Из Парижа в Санкт-Петербург Фальконе отправился в сопровождении скульптора-резчика Фонтэна и семнадцатилетней ученицы Мари-Анн Колло. Для встречи Фальконе в Риге и его сопровождении в столицу был отправлен капитан полка Канцелярии от строений М. де Ласкари. Впоследствии, он постоянно сотрудничал с французом и сыграл важную роль в создании памятника Петру I.
Видение памятника Петру I автором скульптуры разительно отличалось от желания императрицы и большинства русской знати. Екатерина II ожидала увидеть Петра I с жезлом или скипетром в руке, восседающим на коне подобно римскому императору. Статский советник Штелин видел фигуру Петра в окружении аллегорий Благоразумия, Трудолюбия, Правосудия и Победы. И. И. Бецкой, руководивший работами по сооружению памятника, представлял его фигурой во весь рост, с удерживаемым в руке полководческим жезлом. Фальконе советовали направить правый глаз императора на Адмиралтейство, а левый — на здание Двенадцати коллегий. Посетивший в 1773 году Санкт-Петербург Дидро задумывал памятник в виде фонтана, украшенного аллегорическими фигурами.
Фальконе же задумал совсем иное. В письме к Дидро он упомянул о зарождении идеи памятника Петру I:
«День, когда на углу вашего стола я набросал героя и его скакуна, преодолевающих эмблематическую скалу, и вы были довольны моей идеей, мы не догадывались, что я столь удачно встречусь со своим героем. Он не увидит свою статую; но если бы он мог её видеть, я верю, что он, быть может, нашёл бы там отблеск чувства, которое бы оживило её» .
Несмотря на давление со стороны заказчика, французский скульптор на пути к реализации своей идеи проявил упрямство и настойчивость. Скульптор писал:
«Я ограничусь только статуей этого героя, которого я не трактую ни как великого полководца, ни как победителя, хотя он конечно, был и тем и другим. Гораздо выше личность созидателя, законодателя, благодетеля своей страны, и вот её-то и надо показать людям. Мой царь не держит никакого жезла, он простирает свою благодетельную десницу над объезжаемой им страной. Он поднимается на верх скалы, служащей ему пьедесталом, — это эмблема побеждённых им трудностей».
Отстаивая право на своё мнение относительно облика памятника Фальконе писал И. И. Бецкому:
«Могли ли Вы себе представить, чтобы скульптор, избранный для создания столь значительного памятника, был бы лишён способности думать и чтобы движениями его рук управляла чужая голова, а не его собственная?»
Споры возникали и вокруг одежды Петра I. Скульптор писал Дидро:
«Вы знаете, что я не одену его по-римски, точно так же, как не одел бы Юлия Цезаря или Сципиона по-русски».
Над моделью «Медного всадника» Фальконе работал три года. Она велась в мастерской у скульптора, который квартировал в доме генерал-майора Альбрехта (дом №8 по Малой Морской улице). Во дворе этого дома можно было наблюдать, как гвардейский офицер взлетал на лошади на деревянный помост и ставил её на дыбы. Так продолжалось по несколько часов в день. У окна перед помостом сидел Фальконе и внимательно зарисовывал увиденное. Кони для работы над памятником были взяты из императорских конюшен: скакуны Бриллиант и Каприз. Скульптор избрал для памятника русскую «орловскую» породу. Эту часть работы Фальконе описал так:
«Когда я задумал вылепить его, как он завершает свой галоп, вставая на дыбы, этого не было в моей памяти, ещё меньше в моём воображении, что-бы я мог на него полагаться. Чтобы создать точную модель, я советовался с природой. Для этого я велел построить площадку, которой я придал тот же наклон, который должен был иметь мой постамент. Несколько дюймов больше или меньше в наклоне произвели бы значительные изменения в движении животного. Я заставил скакать всадника 1-е — не один раз, а более ста, 2-е — различными приёмами, 3-е — на разных лошадях» .
В феврале 1767 года Канцелярия строения домов и садов распорядилась приступить к разборке Временного Зимнего дворца на Невском проспекте для освобождения места под мастерскую Фальконе, где бы он приступил к отливке скульптуры. Для создания настоящей большой модели была сооружена большая мастерская. Оставшийся от Временного Зимнего дворца каменный корпус бывшей дворцовой кухни был приспособлен под жильё Фальконе, в который скульптор переехал в ноябре и прожил до своего отъезда во Францию. Рядом со своим казённым домом француз распорядился построить ещё один сарай и другие необходимые мастерские.
Для помощи в работе над большой моделью памятника Петру I к Фальконе в Санкт-Петербург по рекомндации Дидро были присланы ещё два французских скульптора — Симоне и Вандадриссе. Но вспыльчивый мастер не смог найти общего языка с помощниками, прогнал их, и всё сделанное ими переделал своими руками. Работа над моделью была начата 1 февраля 1768 года, а окончена — в июле 1769. До следующего мая её переводили в гипс и отделывали.
С 19 мая в течение двух недель модель памятника Петру I была открыта для всеобщего обозрения. В мастерскую Фальконе хлынула толпа людей. О модели высказывались самые разные мнения. Болезненно реагирующему на критику Фальктоне Екатерина II советовала: «Смейтесь над глупцами и идите своею дорогою». Но положительных отзывов было гораздо больше. Среди высоко оценивших работу скульптора были французский посланник де Корберон, английский путешественник Н. Рэксел, преподаватель великого князя Павла Петровича А. Николаи, учитель Фальконе скульптор Ж.-Б. Лемуан, которому ученик прислал небольшую модель монумента.
Ученица Фальконе Мари-Анн Колло вылепила голову «Медного всадника». Сам скульптор трижды брался за эту работу, но каждый раз Екатерина II советовала переделать модель. Назревал скандал, но Мари сама предложила свой эскиз, который оказался принят императрицей. За свою работу девушка была принята в члены Российской Академии художеств, Екатерина II назначила ей пожизненную пенсию в 10 000 ливров.
По замыслу скульптора основанием памятника служит естественная скала в виде волны. Форма волны служит напоминанием о том, что именно Пётр I вывел Россию к морю. Поиском камня-монолита Академия художеств занялась когда ещё не была даже готова модель памятника. Нужен был камень, высота которого составила бы 11,2 метра.
Первоначально о монолите Фальконе даже не мечтал, собираясь создать постамент из нескольких частей. Но гранитный монолит всё-таки был найден в районе Лахты, в двенадцати верстах от Санкт-Петербурга. В Контору строения о находке в начале сентября 1768 года сообщил крестьянин Семён Григорьевич Вишняков. Для проверки пригодности камня к нему отправился де Ласкари вместе с Вишняковым, которые обнаружили огромную скалу, глубоко погрузившуюся в землю. Из её расщелины шириной почти в полметра, заполненной землёй, росли пять берёз до семи метров высотой. По местным преданиям когда-то в скалу попала молния. Среди местных жителей её прозвали «Гром-камень». За находку Контора строения наградила Вишнякова 100 премией размером в 100 рублей.
По возвращении в Петербург де Ласкари подготовил примерный план транспортировки камня в город. Ему же принадлежит идея создания постамента из единого камня, что подтвердил и сам Фальконе:
«Я полагал, что этот пьедестал будет сооружён из хорошо подогнанных частей, и модели всех профилей, которые я сделал, оставались довольно долго в моей мастерской, чтобы свидетельствовать, что монолитный камень был далёк от моих желаний. Но мне предложили его, я восхитился, и я сказал: привозите, пьедестал будет более прочным» .
Первоначальный вес монолита — около 2 000 тонн. Екатерина II объявила награду в 7 000 рублей тому, кто придумает самый эффективный способ доставить скалу на Сенатскую площадь. Из множества проектов был выбран способ, предложенный всё тем же де Ласкари. Правда в народе ходили слухи, что он перекупил идею у какого-то русского купца. Но Фальконе писал Екатерине II:
«Г. Ласкари один изобрёл средства и сочинил машину для перенесения скалы, которая должна служить подножием статуи, он руководил один, без малейшего участия кого-либо кроме него» .
Работы по подготовке скалы к перемещению начались 26 сентября 1768 года. Рядом с ней построили казармы для 400 рабочих, а затем до берега Финского залива прорубили просеку шириной 40 метров. Далее раскопали скалу, которая ушла в глубь земли на пять метров. От неё отделили отколотую ударом молнии часть, которую поделили ещё на две части. Скалу освободили от лишних наслоений, она сразу полегчала на 600 тонн.
12 марта 1769 году «гром-камень» рычагами водрузили на деревянную платформу. Дальнейшие работы по укреплению грунта проводилась летом 1769 года. С наступлением зимы, когда проложенная дорога промёрзла на полтора метра, скалу при помощи огромных домкратов приподняли, платформу заменили специальной машиной, созданной специально для перевозки столь необычного груза. Машина представляла собой платформу, опиравшуюся на 30 металлических шаров. Эти шары передвигались по деревянным желобчатым рельсам, обитым медью.
Первоначально шары сделали из чугуна. Над де Ласкари смеялись, не веря в возможность «передвижения скалы при помощи яиц». И смеялись не без основания, так как чугунные шары действительно раздавились под тяжестью груза. Но вылитые после этого детали из бронзы с задачей справились.
Перемещение скалы началось 15 ноября. Просека была извилистой. Перевозка груза продолжались и в мороз и в жару. Работали сотни людей. Прямо на камне находилась кузница, где готовили необходимые инструменты.
48 каменотёсов продолжали придавать «гром-камню» необходимую форму. По расчётам Фальконе его высота должна была уменьшиться на 80 сантиметров, а длина на 3 метра. Чуть позже он приказал сколоть с него ещё один слой в 80 сантиметров. Многим стало казаться, что скала, с таким трудом перемещаемая в Петербурга, превратится в обычный пьедестал привычных размеров. Екатерина II решила умерить пыл скульптора и запретила дальнейшее уменьшение камня. В результате его длина составила 13,5 метров, ширина 6,5 метров, высота — 4. Работы по обтёсыванию «гром-камня» производились под руководством каменных дел мастера Джованни Джеронимо Руска.
На происходящее действо приезжали смотреть многие петербуржцы. Некоторые из наблюдателей собирали осколки камня и заказывали себе из них набалдашники на трость или запонки. 20 января 1770 года сюда приехала и Екатерина II, в присутствии которой скалу передвинули на 25 метров. В честь необыкновенной транспортной операции императрица повелела отчеканить медаль, на которой написано «Дерзновению подобно. Генваря, 20. 1770».
По суше скалу перетаскивали до 27 марта. На берегу залива к этому времени была построена дамба, уходящая в мелководье почти на 900 метров. Только там можно было перегрузить скалу на специальное плоскодонное судно — прам, способное перевозить груз весом более 2 500 тонн. У дамбы судно погрузили на дно на глубину 3,5 метра, после чего произвели погрузку камня. При попытке поднять корабль, из воды поднялись только его нос и корма. Середина же осталась лежать на дне под тяжестью «гром-камня». Прам пришлось снова затопить, что снова дало благодатную почву для противников де Ласкари. Всё лето продолжались попытки поднять груз, завершившиеся удачей только после находки де Ласкари ещё одного удачного инженерного решения задачи. Он предложил подложить под камень две толстые продольные балки, которые распределили вес скалы по всему кораблю равномерно. Только после этого прам наконец-то всплыл.
Прам двигался по Финскому заливу при помощи силы 300 гребцов. Он проплыл по Малой Неве между Васильевским и Санктпетербургским островами затем вошёл в Большую Неву. 22 сентября, в годовщину коронации Екатерины II, прам находился напротив Зимнего дворца. На следующий день, 23 сентября 1770 года, скала прибыла к Сенатской площади. 11 октября «гром-камень» был перемещён на 43 метра по суше, превратившись в пьедестал для памятника Петру I. Ещё летом 1768 года здесь был сооружён фундамент из 76 свай.
Поэт Василий Рубин в этом же году написал:
Нерукотворная здесь Росская гора,
Вняв гласу Божию из уст Екатерины,
Прешла во град Петров чрез Невския пучины
И пала под стопы Великого Петра.
Долгое время никто не хотел браться за отливку статуи. Иностранные мастера требовали слишком большую сумму, а местных умельцев пугал её размер и сложность работы. По расчётам скульптора для сохранения равновесия монумента передние стенки памятника должны были быть выполнены очень тонкими — не более сантиметра. От такой работы отказался даже специально приглашённый литейщик из Франции Б. Эрсман. Он называл Фальконе сумасшедшим и говорил, что в мире не существует подобного примера отливки, что она не удастся.
Екатерина II рекомендовала Фальконе самому приняться за отливку. В конце концов скульптор изучил соответствующую литературу и принял предложение императрицы. В помощники себе он взял пушечных дел мастерм Емельяна Хайлова. Вместе с ним Фальконе подбирал сплав, делал пробы. За три года скульптор в совершенстве овладел литьём. Начали отливать «Медного всадника» в 1774 году.
Перед этим, в марте 1773 года в отставку подал де Ласкари. Фальконе был очень разочарован увольнением де Ласкари и просил Екатерину II вернуть талантливого инженера в свою команду. Но императрицу так настроили против него, что заступничество скульптора оказалось бесполезным. На место де Ласкари были назначены архитектор Ю. М. Фельтен и асессор К. Крок.
Технология была очень сложна. Толщина передних стенок обязательно должна была быть меньше толщины задних. При этом задняя часть становилась тяжелее, что придавало устойчивость статуе, опирающейся всего на три точки опоры.
Одной заливкой статуи дело не обошлось. Во время первой лопнула труба, по которой в форму поступала раскалённая бронза. Была испорчена верхняя часть скульптуры. Пришлось её срубить и ещё три года готовиться ко второй заливке.
Об этих событиях Санкт-Петербургские ведомости писали:
«24 августа 1775 года Фальконе вылил здесь статую Петра Великого на коне. Литьё удалось кроме местах в двух фута на два вверху. Сия сожалительная неудача произошла через случай, который предвидеть, а значит, и предотвратить возможности вовсе не было. Вышеупомянутый случай казался столь страшен, что опасались, дабы всё здание не занялось пожаром, а, следовательно, всё бы дело не провалилось. Хайлов остался неподвижен и проводил расплавленный металл в форму, не теряя бодрости своей нимало при предоставляющейся ему опасности для жизни. Такой смелостью Фальконе тронутый по окончании дела бросился к нему и от всего сердца целовал и дарил его от себя деньгами».
Вторая отливка была произведена 4 июля 1777 года. Последующая отделка момумента продолжалась ещё один год. В об этих событиях на одной из складок плаща Петра I скульптор оставил надпись «Лепил и отливал Этьен Фальконе парижанин 1778 года».
Неудача с отливкой статуи и последующие промедления в её исправлении испортили отношение императрицы и скульптора. Фальконе несколько раз обещал Екатерине завершить работу в ближайшее время, но постоянно нарушал свои обещания. В помощь к французу был приглашён часовых дел мастер А. Сандоц, восстанавливавший тогда после пожара часы на колокольне Петропавловского собора. Сандонц тщательно отчеканил поверхность памятника, фактически выполнив работу скульптора.
Восстановить расположение императрицы Фальконе так и не удалось. Пребывание в Петербурге его всё больше тяготило. В начале сентября 1778 года он уничтожил малую модель памятника и вместе с Мари-Анн Колло покинул город. Впоследствии он больше не создал ни одной скульптуры.
Под руководством Фельтена пьедесталу была придана окончательная форма. Установкой «Медного всадника» на постамент руководил архитектор Ф. Г. Гордеев. После этого к скульптуре приделали голову всадника, под ноги коня посместили выполненную Гордеевым змею.
По повелению Екатерины II на постаменте начертано: «Екатерина II Петру I». Таким образом, императрица подчеркнула приверженность петровским реформам.
Торжественное открытие памятника Петру I состоялось 7 августа 1782 года (по старому стилю). Скульптура была закрыта от глаз наблюдателей полотняной оградой с изображением горных пейзажей. С утра шёл дождь, но он не помешал собраться на Сенатской площади значительному количеству людей. К полудню облака рассеялись. На площадь вступила гвардия. Военным парадом управлял князь А. М. Голицын. В четвёртом часу на шлюпке прибыла сама императрица Екатерина II. Она поднялась на балкон здания Сената в короне и порфире и дала сигнал к открытию памятника. Ограда упала, под барабанную дробь полки двинулись по невской набережной.
По случаю открытия монумента императрица издала манифест о прощении всех приговорённых к смертной казни и телесному наказанию, прекращении всех уголовных дел, продолжавшихся более 10 лет, освобождении всех содержащихся под стражей более 10 лет за казённые и частные долги. Из долговой тюрьмы тогда был освобождён откупщик И. И. Голиков, который дал себе зарок собрать материалы для истории Петра Великого. Так после многолетних поисков появилась 30-томная работа «Деяния Петра Великого».
В память об открытии монумента была выпущена серебряная медаль с его изображением. Три экземпляра этой медали сделали из золота. Одну золотую и одну серебряную медаль Екатерина II отправила Фальконе, который получил их из рук князя Д. А. Голицына в 1783 году.
Сразу после появления на Сенатской площади «Медного всадника» площадь была названа Петровской. Таковой она именовалась в официальных документах. Но на словах горожане часто продолжали называть площадь по старому — Сенатской.
Многими петербуржцами памятник Петру I был сразу принят весьма положительно. Князь Трубецкой писал своей дочери:
«Монумент Пётр Великий украшение городу великое сделал, и я уже третий раз, как объезжаю его и не могу ещё наудовольствоваться. Ездил нарочно на Васильевский остров, смотреть и оттудова — совершенно хорошо» .
«Медным всадником» скульптуру в своей одноимённой поэме назвал А. С. Пушкин. Между тем, на самом деле она выполнена из бронзы. Но выражение «Медный всадник» стало настолько популярным, что стало практически официальным. А сам памятник Петру I стал одним из символов Санкт-Петербурга.
Вес «Медного всадника» — 8 тонн, высота — более 5 метров.
Памятник Петру I был местом официальных церемоний, связанных с юбилеем города и его основателя. 16 мая 1803 года рядом с ним, на Сенатской площади, происходила торжественная церемония празднования 100-летия Петербурга. К монументу приходил 107-летний старец, который помнил императора. Маршем мимо бронзового Петра прошли 20 солдат. У памятника был учреждён особый воинский пост дежурства солдат. Он сохранялся на Сенатской площади до той поры, пока был в военно-морском ведомстве. С переводом поста в 1866 году в городское ведомство его упразднили.
Вокруг монумента была установлена ограда. Несколько позже по углам расставили четыре канделябра. Два из них в 1874 году по указанию Городской думы были перенесены на Казанскую площадь.
30 мая 1872 года у «Медного всадника» торжественно отметили 200-летия со дня рождения Петра I. По указу Александра II праздненства проводили по всей России. В Петербурге же к памятнику привезли ботик Петра I, произвели торжественный молебен и военный парад. По этому случаю на Сенатской площади установили скамейки для зрителей. Мест не хватало, любопытствующие пользовались окнами здания Сената. Люди даже забирались на крышу.
Первую реставрацию памятника осуществили в 1909 году. Созданная для этого комиссия составила протокол, согласно которому «при вскрытии большого заденанного отверстия в крупе лошади выяснилось, что в задних ногах имеется солидный кованый каркас, тщательно запаянный, вследствие чего вода в него не проникала и оставалась в брюхе коня» . Из брюха лошади было выкачано 125 вёдер воды.
Во время блокады Ленинграда «Медный всадник» был укрыт мешками с землёй и песком, обшит брёвнами и досками.
При реставрации «Медного всадника» в 1976 году проводили исследование скульптуры при помощи гамма-лучей. Для этого пространство вокруг памятника оградили мешками с песком и бетонными блоками. Управление кобальтовой пушкой осуществляли из находящегося рядом автобуса. Благодаря этому исследованию оказалось, что каркас памятника может служить ещё долгие годы. Внутрь фигуры была заложена капсула с запиской о реставрации и о её участниках, газету от 3 сентября 1976 года.
Перед 300-летием Петербурга памятник был в очередной раз отреставрирован. Скульптуру очистили от патины, вокруг монумента установили невысокую ограду.
В советское время укоренилась традиция, согласно которой молодожёны возлагают цветы к подножию «Медного всадника» — основателю Петербурга. Иногда она соблюдается и в наше время.
Этьен-Морис Фальконе задумывал «Медный всадник» без ограды. Но она всё же была создана, до наших дней не сохранилась. «Благодаря» вандалам, оставляющим на гром-камне и самой скульптуре свои автографы, вскоре может быть реализована идея восстановления ограды

На памятнике «Медный всадник» кто изображен?

Удивительно, что такой важный исторический монумент как «Медный всадник» вызывает массу вопросов у пользователей Сети, связанных с тем, кто изображен на нем, где этот памятник находится, а также когда и кем он был воздвигнут. Важно отметить, что «Медный всадник» является важной достопримечательностью не только Северной столицы, но и всей страны. На нем запечатлен Петр Первый с венком на голове и верхом на коне, олицетворяя собой стремительное развитие России. Под предводительством великого русского царя-полководца, являвшегося еще и настоящим законодателем, наша страна стала не просто европейской державой, но и настоящей империей, чьи границы и власть стремительно расширялись на территории двух частей света.

Уникальность памятника заключается еще и в том, что он воздвигнут на трех опорах. Исторический монумент является архитектурным наследием конца 18 века, о чем свидетельствует надпись: «Петру Первому От Екатерины Второй лета 1782 года». Именно Екатерина Великая таким образом запечатлела на веки для потомства личность великого реформатора и основателя города на Неве. Высота памятника «Медный всадник» составляет пять метров, а вес – восемь тонн.

История памятника «Медный всадник»

По распоряжению императрицы Александр Михайлович Голицын начал вести переговоры с Дидро и Вольтером по поводу реализации столь масштабного для России того времени архитектурного проекта, связанного со строительством памятника «Медный всадник». Уважаемые люди своего времени, которым безусловно доверяла и сама Екатерина Вторая, порекомендовали Этьена-Мориса Фальконе. Этот скульптор мечтал создать что-то похожее и величественное, что смогло бы прославить в веках его имя. Поэтому предложение было воспринято им с большим воодушевлением.

В Россию Фальконе прибыл с семнадцатилетней помощницей по проектированию Мари-Анн Колло. Интересно, что мастер согласился на довольно скромную оплату своих услуг, которая составила всего двести тысяч ливров. А позже помощником к французскому скульптору был назначен опытный архитектор Фельтен. Сразу же был остро поставлен вопрос и об основании памятника, которым по замыслу должен был стать огромный камень. Этот вопрос решили путем опубликования в газете «Санкт-Петербургские ведомости» тематического объявления.

Подходящую глыбу под исторический памятник предоставил Григорий Вишняков, который долгое время сам пытался использовать ее для собственных нужд. Но после безуспешных попыток, связанных с отсутствием необходимого инструмента для обработки, и, конечно же, из-за патриотических побуждений отдал его профессиональным архитекторам.

К слову сказать, камень весил две с половиной тысячи тонн, а потому его доставка производилась в зимнюю пору, когда замерзшая почва смогла бы выдержать столь большую нагрузку. Операция по доставке камня была завершена 27 марта 1770 года. Кстати, перевозка такого объемного и тяжелого объекта и на сегодняшний день является абсолютным рекордом человечества.

Подготовка и установка памятника

Уже в 1769 году публике был представлен гипсовый вариант памятника Петру Великому. Теперь необходимо было произвести отливку из металла. Так как Фальконе еще не сталкивался с такой работой, то для производства этого этапа изготовления монумента был привлечен скульптор Эрсман, который впоследствии не оправдал возложенных на него надежд. И Фальконе самостоятельно принялся за освоение нового для себя ремесла. Первая отливка была произведена в 1775 году, а потом последовали отливки в период 1776-1777 годов. Екатерина Вторая сама очень внимательно следила за работами.

Только вторая отливка увенчалась успехом. Тогда Фальконе во внутренней части плаща «Медного всадника» сделал историческую надпись: «Лепил и отливал Этьен Фальконе, парижанин».

Так как к моменту установки памятника на одиннадцатиметровой высоты «гром-камень», служивший ему постаментом, отношения Фальконе и Екатерины Второй окончательно испортились, и французский мастер был вынужден вернуться в Париж, то окончил архитектурные работы Федор Гордеев. Открытие монумента состоялось без своего настоящего творца и в присутствии императрицы 7 августа 1782 года.

Известные люди о памятнике

Интересно, что в 1812 году, когда русская армия во главе с Кутузовым воевала с французами, Александр Первый, опасаясь вторжения врага в столицу, распорядился эвакуировать культурное наследие страны, включая и памятник «Медный всадник», стоящий на Сенатской площади. Легенда гласит, что некий майор Батурин, добившийся личной аудиенции с князем Голицыным, поведал тому свой сон, который в течение нескольких дней подряд ему снился. В нем привиделось то, что майор находился на Сенатской площади, и к нему повернул голову монумент Петра Первого и строго напутствовал о том, чтобы его ни при каких обстоятельствах не перевозили из города. Он пояснил, что будет охранять Петербург от врага, и тогда он его не тронет. Видение было тут же пересказано императору, и тот хоть и удивился изрядно, но отменил распоряжение об эвакуации «Медного всадника».

Известна и история, случившаяся с Павлом Первым, когда он, еще не будучи императором, гулял по вечернему Петербургу. Фигура Петра Первого в плаще и шляпе сказала тогда: «Павел, я тот, кто принимает в тебе участие!». Примечательно было то, что, уходя с Сенатской площади, где произошло удивительное свидание двух венценосных людей империи, эпический император пообещал, что тот еще вновь увидит его здесь.

Совершенно очевидно, что историческое наследие в виде памятника «Медный всадник» имело множественные отклики в художественных произведениях самых различных жанров и авторов. Так, Ф.М. Достоевский в романе «Подросток», мистик Андреев в «Розе мира», А.С. Пушкин в легендарном одноименном произведении, а также многие художники в разное время находили вдохновение в этом историческом монументе.

Интересные факты

Совершенно неожиданное отражение нашел памятник «Медный всадник» в государственных монетах советского периода. В период правления М.С. Горбачёва в 1988 году Банк СССР неожиданно выразил готовность приобщиться к историческому наследию нашей страны в виде изображения Петра Первого на монетах пятирублевого номинала. Эти эксклюзивные монеты были выпущены тиражом в 2,3 миллиона экземпляров, а их вес составлял двадцать граммов. Этот случай стал уникальным для страны и «Медного всадника», так как больше отечественная история не знает примеров чеканки монет с изображением этого исторического монумента.

Народная молва бережно хранит интересные мифы и легенды, связанные с этим памятником.

Есть сказание о том, что Петр Первый часто перескакивал через Неву, сказав трижды «Все божье и мое». А когда его обуяла гордыня, и он молвил «Все мое и божье», то вмиг окаменел в виде «Медного всадника» на Сенатской площади.

Другой миф. Лежа в постели, император вдруг понял, что шведы прут на Петербург. Он, недолго думая, вскочил на коня и помчался им навстречу. Однако когда он скакал через Сенатскую площадь, ему по дороге встретилась змея, из-за которой он и замер в виде «Медного всадника». Кстати, считается, что змея спасла ему жизнь в данном случае.

Следующая легенда гласит, что только покровительство Петра Первого смогло защитить город на Неве в военную кампанию 1812-1814 годов.

Сочинение по памятнику Медный Всадник

Медный Всадник — памятник Петру 1 в Санкт-Петербурге

Медный всадник, созданный Фальконе, — главный символ Петербурга. Кстати, ставшее почти официальным, название придумал А.С. Пушкин, посвятив ему одноименную поэму.

Путь к созданию статуи был долог и тернист.

Мнений было столько же, сколько человек было задействовано в его создании.

Но, возможно, к счастью, Фальконе настоял на том, чтобы Петр в его исполнении выглядел именно так, и никак иначе.

Инициатива создания принадлежала императрице Екатерине Второй.

По ее приказу и по совету профессоров Парижской академии живописи Дидро и Вольтера, князь Голицин и пригласил в Петербург Этьена-Мориса Фальконе.

Он, не раздумывая, взялся создать «статую колоссального размера» за довольно скромный гонорар.

Выбор скульптора не случаен: в моде было все французское, а Фальконе был любимым скульптором мадам де Помпадур, фаворитки Людовика 15.

Хотя до того времени тот делал довольно небольшие скульптуры, но они были настолько реалистичны и совершенны в деталях, что вызывали восхищение.

Медный всадник – сложная в изготовлении, крупноформатная фигура, да и приблизиться к нему вплотную мешает ограждающий заборчик, незаметно вплетенный в живую изгородь. Но, чтобы представить уровень мастерства Фальконе, можно сходить в Эрмитаж, посмотреть его Пигмалиона и Галатею.

Медный всадник фото

История создания была долгой и мучительной.

Как уже упоминалось, Фальконе видел творение совсем не так, как императрица и большая часть русской знати.

Екатерина предполагала, что, сидящий на коне, Петр будет держать в руках скипетр и жезл, а весь его облик будет напоминать римского императора.

Одевать Петра в римскую тогу, Фальконе отказался сразу, мотивируя тем, что никому не пришло бы в голову одеть Гая Юлия Цезаря в русские одежды.

Статский советник Штелин предлагал изобразить фигуру царя в окружении аллегорических статуй, символизирующих благоразумие, трудолюбие, победу. А руководитель работ по возведению памятника, Бецкой, представлял, что Петр будет стоять во весь рост.

Дидро же вообще предлагал создать памятник-фонтан.

Были и совсем уже нелепые предложения, например, рассредоточить взгляд царя так, чтобы один его глаз смотрел на Адмиралтейство, а другой – на здание Двенадцати коллегий.

Такой Петр, наверное, вызывал бы не трепет и восхищение, а ухмылки и удивление (и стал бы достойным прародителем безобразного шемякинского «Петра» в Петропавловской крепости).

Благодаря упрямству и настойчивости скульптора, Петр, в результате, получился именно таким, каким его задумал сам Фальконе, модель которого создавал целых двенадцать лет.

Голову вылепила его молодая ученица. За это, по приказу императрицы, её приняли в члены Российской Академии художеств и определили солидную пожизненную пенсию.

Змея, которую топчет конь, принадлежит руке русского скульптора Гордеева.

Прототипом царского коня послужили орловские жеребцы из царских конюшен,- Каприз и Бриллиант.

В 1769 году, проходя мимо императорского временного Зимнего дворца, люди могли наблюдать офицера, который взлетал на коне на деревянный помост и ставил его на дыбы. Так Фальконе делал с коня зарисовки для будущего памятника.

Наконец, гипсовая модель статуи была готова, но неожиданно возникли новые трудности.

Отливать памятник не брался ни один мастер. Даже, специально приглашенный из Франции, известный литейщик назвал автора сумасшедшим, и отказался.

Наконец, нашелся один отважный человек – Емельян Хайлов, пушечных дел мастер.

В течение трех лет велись подготовительные работы. Начали отливать статую только в 1774 году.

Так как опиралась фигура только на три точки, очень сложно было подобрать нужную толщину стенок, чтобы статуя не потеряла равновесия.

Провести такую работу без предварительных расчетов и компьютерного моделирования, без сопромата и металловедения нужно было обладать не только большим опытом, чутьем и талантом. Мастерам должно было просто повезти, словно сам Петр наблюдал и помогал озарениями свыше.

Отдельного упоминания заслуживает и гранитный

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *