.

Какой Язык на Филиппинах

География Филиппин

Островное государство Филиппины располагается в западной части Тихого океана в Юго-Восточной Азии. К северу через пролив находится Тайвань, на западе через Южно-Китайское море – Вьетнам, а на юге лежат острова Индонезии. Общая площадь этой страны – 299 764 кв. км

В состав Филиппин входят более 7 100 островов, самые большие из них – Лусон, Висайас и Минданао.

Большая часть территории Филиппинских островов покрыта густыми лесами. Самая большая местная вершина – гора Апо, чья высота достигает 2 954 метров, располагается на острове Минданао. На Филиппинских островах часто случаются землетрясения, но они не чувствуются, т.к. слишком слабые.

Самая длинная река на Филиппинах – Кагаян, ее длина составляет 505 км. Кагаян, протекает по северной части острова Лусон.

>Столица

Манила — столица Филиппин. В этом городе сейчас проживают более 1,8 млн. человек.

>Официальный язык Филиппин

На Филиппинах три официальных языка – пилипино, относящийся к австронезийской языковой семье, а также английский и испанский.

>Религия

Более 90% населения Филиппин исповедует христианство (в основном они католики), а остальные 10% являются мусульманами.

Кухня

Филиппинская кухня сформировалась под влиянием китайской, малайской, испанской и даже американской кулинарных традиций. Кухня Филиппин для европейцев не так известна, как, например, вьетнамские, таиландские или китайские блюда. Филиппинская кухня отличается от кухонь других азиатских стран тем, что она не такая острая. Хотя, конечно, филиппинцы тоже любят добавлять в блюда специи.

Специи (чеснок, лук, имбирь) нужны филиппинцам для того, чтобы придать аромат блюдам. Как и в других азиатских странах, на Филиппинах главный продукт питания – рис, а также рыба и морепродукты.

Туристам на Филиппинах обязательно рекомендуем попробовать следующие местные блюда:

  1. Adobo – тушеное мясо (курица или свинина) с чесноком в соевом соусе;
  2. Pansit – рисовая лапша с курицей, свининой или креветками вместе с овощами;
  3. Tinola – куриный суп с имбирем;
  4. Sinigang – пряный суп со свининой, курицей, рыбой или креветками;
  5. Lengua – жареный говяжий язык в соусе чабер;
  6. Calamares – жареные креветки/кальмары;
  7. Kare-kare – тушеная на медленном огне говядина;
  8. Bopis – пряная свиная требуха.

Традиционные безалкогольные напитки на Филиппинах – «Sago’t Gulaman» — сладкий напиток из мелиссы, кокосовый сок, сладкий напиток «Taho».

Города и курорты

Самые большие города на Филиппинах – Кессон-Сити, Калоокан, Давао, Себу, Замбоанга, Антиполо и столица – Манила.

Филиппины известны во всем мире своими фантастическими песчаными пляжами. Инфраструктура на большинстве пляжей хорошо развита, там созданы отличные возможности для активного отдыха, включая дайвинг. Кстати, некоторые из филиппинских дайвинг-центров соответствуют всем мировым стандартам.

Топ-10 лучших пляжей на Филиппинах:

  1. Остров Боракай. Длина пляжа на этом острове достигает 5 км, песок белый мелкий. Считается одним из самых лучших пляжей в мире.
  2. Pagudpud. Здесь могут быть сильные ветры, и поэтому Pagudpud является отличным местом для серфинга. По сравнению с Боракай, отдых на Pagudpud считается более уединенным и тихим.
  3. Остров Мактан. На этом острове, есть не только прекрасные пляжи, но и веселая ночная жизнь. Подходит для туристов, которые хотят не просто загорать на белоснежных пляжах.
  4. Остров Панглао. Вы любите заниматься дайвингом? Тогда остров Панглао как раз для Вас. Тихий, уединенный остров, который окружают коралловые рифы.
  5. Camiguin. Этот пляж считают «Райским садом». Пляж расположен возле красивейшего водопада, а также горячих и холодных источников.
  6. Dakak. Это частный пляж, его длина достигает 750 м. На территории пляжа находятся водопады и источники родниковой воды.
  7. Острова Honda Bay. Эти острова располагаются в юго-западной провинции Палаван. Считается отличным местом для дайвинга.
  8. El Nido. Этот остров находится в провинции Палаван. El Nido – тихое, уединенное место с белоснежными пляжами.
  9. Pearl Farm. Курорт располагается на юге страны возле города Давао. Считается одним из самых больших филиппинских курортов.
  10. Siargao. Этот пляж считается еще одним популярным местом на Филиппинах для дайвинга.

Государственные, официальные и региональные языки

Файл:Philippine languages per region.pngЯзыки с наибольшим количеством носителей по регионам.

Конституция 1987 года объявила стандартизированный вариант тагальского языка (филиппинский язык) государственным языком Филиппин. Филиппинский и английский имеют статус государственных, а регионам дано право самостоятельно определять особый статус региональных языков, их 19: акланонский, центральный бикольский, себуанский, чабакано, хилигайнон, ибанаг, илоканский, иватанский, капампанганский, кинарайский, магинданао, маранао, пангасинанский, тина, суригаоский, тагальский, таусугский, варайский и яканский.

Развитие и увеличение популярности испанского и арабского языка должны происходить «добровольно и факультативно».

Так как с XVI века и вплоть до 1898 года Филиппины были испанской колонией, в самом начале XX века 60 % населения страны владело испанским, чему способствовало введение обязательного бесплатного всегобщего образования на испанском языке. Большинство работ национального героя Хосе Рисаля написано по-испански. Филиппинская революция закрепила статус испанского в Малолосской конституции, объявив его государственным языком Первой Филиппинской республики.

В 1901 году на Филиппинах появились «томаситы», около 500 американских учителей, преподававших местным детям английский язык, чтение, географию, математику, основы торговли, ремесло, рукоделие и физкультуру, а также обучавших филиппинских учителей. После оккупации Филиппин США в 1902 году роль испанского языка начала уменьшаться, особенно сильно доля испаноговорящих упала после 1940-х годов. По конституции 1935 года английский становился вторым языком.

Особый комитет, выбиравший государственный язык из числа местных наречий, 30 декабря 1937 года установил, что таковым будет являться тагальский. В 1939 году президент Мануэль Кесон переименовал тагальский в «национальный язык» (Wikang Pambansa), спустя 20 лет название было изменено на «пилипино» Pilipino министром образования Хосе Ромеро. Конституция 1973 провозглашала государственными английский и «пилипино», а также обязала создать национальный язык, который ныне известен как филиппинский. Президент Фердинанд Маркос вернул испанскому официальный статус декретом № 155 в 1973 году, отмечая, что часть действовавшей тогда конституции (не дававшей испанскому статуса) написана на испанском языке и не переведена.

Конституция 1987 года снова сделала единственными государственными языками английский и «филипино», причём последний особо выделен как государственный язык, который следует «развивать и обогащать на основе существующих филиппинских и других языков». При этом филиппинский язык (филипино) основан на манильском (столичном) диалекте тагальского языка. Позже появились такие публикации, включавшие слова и других языков страны; примером может быть словарь UP Diksyonaryong Filipino Филиппинского университета.

Филиппинский и английский являются единственными общефилиппинскими языками образования, филиппинский — основной язык СМИ и кинематографа, однако он уступает английскому в печати почти во всех жанрах, за редкими исключениями вроде комиксов. Филиппинский используется как лингва франка во всех регионах страны и в диаспоре, в армии и госслужащими, и, хотя у большинства из них тагальский первым языком не является, им владеет как минимум 84 % населения страны.

В целом обычно в семьях для общения используется язык матери. В регионах существуют разнообразные виды диглоссии: для коммуникации используется несколько местных языков международного общения, а также иностранных языков. Широко распространено переключение кодов с английским, тагальским и родным языком говорящего.

Список языков

Приведены данные о родном языке переписи 2000 года.

Название Родной язык
Тагальский 26 387 855
Себуанский 21 340 000
Илоканский 7 779 000
Хилигайнон 7 000 979
Варайский 3 100 000
Капампанганский 2 900 000
Центральный бикольский 2 500 000
Пангасинанский 2 434 086
Маранао 2 150 000
Таусугский 1 822 000
Магинданао 1 800 000
Чабакано 1 200 000
Кинарайский 1 051 000
Суригаоский 1 000 000
Масбатеньо 530 000
Акланонский 520 000
Ибанаг 320 000
Яканский 110 000
Испанский 2000
Эскайский 500

Исчезающие языки

Исчезающие и уязвимые языки Филиппин, согласно данным ЮНЕСКО, данные о количестве носителей приведены по состоянию на 2000 год.

Уязвимые

  • Центральнокаяганский агта (779 носителей в Долине Каяган),
  • Восточнокагаянский агта (1400 носителей в Долине Каяган).

Есть угроза исчезновения

  • Батаанский агта (500 носителей в Батаане),
  • Ирайский агта (150 носителей в Южном Камаринесе),
  • Батак (200 носителей в Палаване).

Серьёзная угроза

  • Файре-атта (300 в Северном Илокосе),
  • Северный альта (200 в провинции Аурора),
  • Маниде (150 в Северном Камаринесе).

На грани исчезновения

  • Алабатский агта (30 в Кесоне, Алабат),
  • Исарогский агта (5 в Южном Камаринесе),
  • Южный айта (также сорсогонский айта) (150 в Сорсогоне).

Вымершие языки

  • Дикамай-думагат (был распространён в провинции Исабела (провинция)),
  • Арта (был распространён на границе провинций Исабела и Кирино),
  • Катабага (был распространён в Кесоне),
  • Ата (был распространён в Восточном Негросе).
  1. Согласно данным компании GlobalEnglish, в 2013 году среди её клиентов не-носителей наивысший уровень владения деловым английским языком

>Примечания >Использованная литература >Дополнительная литература

Отрывок, характеризующий Языки Филиппин

Но незаметно бежали дни, проходили месяцы, заменяясь годами, а Серёгины всё ещё жили на том же самом месте, как бы позабыв о всех своих обещаниях, что, конечно же, не было правдой, а просто помогало свыкнутся с мыслью, что возможно им не удастся выполнить данное княжне Елене слово уже никогда… Все Сибирские ужасы были далеко позади, жизнь стала каждодневно привычной, и Серёгиным иногда казалось, что этого возможно и не было никогда, как будто оно приснилось в каком-то давно забытом, кошмарном сне…
Василий рос и мужал, становясь красивым молодым человеком, и его приёмной матери уже всё чаще казалось, что это её родной сын, так как она по-настоящему очень его любила и, как говорится, не чаяла в нём души. Мой папа звал её матерью, так как правды о своём рождении он пока ещё (по общему договору) не знал, и в ответ любил её так же сильно, как любил бы свою настоящую мать. Это касалось также и дедушки, которого он звал своим отцом, и также искренне, от всей души любил.
Так всё вроде понемногу налаживалось и только иногда проскальзывающие разговоры о далёкой Франции становились всё реже и реже, пока в один прекрасный день не прекратились совсем. Надежды добраться туда никакой не было, и Серёгины видимо решили, что будет лучше, если эту рану никто не станет больше бередить…
Мой папа в то время уже закончил школу, как ему и пророчили – с золотой медалью и поступил заочно в литературный институт. Чтобы помочь семье, он работал в газете «Известия» журналистом, а в свободное от работы время начинал писать пьесы для Русского драматического театра в Литве.

Всё вроде бы было хорошо, кроме одной, весьма болезненной проблемы – так как папа был великолепным оратором (на что у него и вправду, уже по моей памяти, был очень большой талант!), то его не оставлял в покое комитет комсомола нашего городка, желая заполучить его своим секретарём. Папа противился изо всех сил, так как (даже не зная о своём прошлом, о котором Серёгины пока решили ему не говорить) он всей душой ненавидел революцию и коммунизм, со всеми вытекающими из этих «учений» последствиями, и никаких «симпатий» к оным не питал… В школе он, естественно, был пионером и комсомольцем, так как без этого невозможно было в те времена мечтать о поступлении в какой-либо институт, но дальше этого он категорически идти не хотел. А также, был ещё один факт, который приводил папу в настоящий ужас – это участие в карательных экспедициях на, так называемых, «лесных братьев», которые были не кем-то иным, как просто такими же молодыми, как папа, парнями «раскулаченных» родителей, которые прятались в лесах, чтобы не быть увезёнными в далёкую и сильно их пугавшую Сибирь.
За несколько лет после пришествия Советской власти, в Литве не осталось семьи, из которой не был бы увезён в Сибирь хотя бы один человек, а очень часто увозилась и вся семья.
Литва была маленькой, но очень богатой страной, с великолепным хозяйством и огромными фермами, хозяева которых в советские времена стали называться «кулаками», и та же советская власть стала их очень активно «раскулачивать»… И вот именно для этих «карательных экспедиций» отбирались лучшие комсомольцы, что бы показать остальным «заразительный пример»… Это были друзья и знакомые тех же «лесных братьев», которые вместе ходили в одни и те же школы, вместе играли, вместе ходили с девчонками на танцы… И вот теперь, по чьему-то сумасшедшему приказу, вдруг почему-то стали врагами и должны были друг друга истреблять…
После двух таких походов, в одном из которых из двадцати ушедших ребят вернулись двое (и папа оказался одним из этих двоих), он до полусмерти напился и на следующий день написал заявление, в котором категорически отказывался от дальнейшего участия в любых подобного рода «мероприятиях». Первой, последовавшей после такого заявления «приятностью» оказалась потеря работы, которая в то время была ему «позарез» нужна. Но так как папа был по-настоящему талантливым журналистом, ему сразу же предложила работу другая газета – «Каунасская Правда» – из соседнего городка. Но долго задержаться там, к сожалению, тоже не пришлось, по такой простой причине, как коротенький звонок «сверху»… который вмиг лишил папу только что полученной им новой работы. И папа в очередной раз был вежливо выпровожен за дверь. Так началась его долголетняя война за свободу своей личности, которую прекрасно помнила уже даже и я.
Вначале он был секретарём комсомола, из коего несколько раз уходил «по собственному желанию» и возвращался уже по желанию чужому. Позже, был членом коммунистической партии, из которой также с «большим звоном» вышвыривался и тут же забирался обратно, так как, опять же, немного находилось в то время в Литве такого уровня русскоговорящих, великолепно образованных людей. А папа, как я уже упоминала ранее, был великолепным лектором и его с удовольствием приглашали в разные города. Только там, вдали от своих «работодателей», он уже опять читал лекции не совсем о том, о чём они хотели, и получал за это всё те же самые проблемы, с которых началась вся эта «канитель»…

Я помню как в одно время (во времена правления Андропова), когда я уже была молодой женщиной, у нас мужчинам категорически запрещалось носить длинные волосы, что считалось «капиталистической провокацией» и (как бы дико сегодня это не звучало!) милиция получила право задерживать прямо на улице и насильно стричь носящих длинные волосы людей. Это случилось после того, как один молодой парень (его звали Каланта) сжёг себя живьём на центральной площади города Каунас, второго по величине города Литвы (именно там тогда уже работали мои родители). Это был его протест против зажима свободы личности, который перепугал тогда коммунистическое руководство, и оно приняло «усиленные меры» по борьбе с «терроризмом», среди которых были и «меры» глупейшие, которые только усилили недовольство живущих в то время в Литовской республике нормальных людей…
Мой папа, как свободный художник, которым, поменяв несколько раз за это время свою профессию, он тогда являлся, приходил на партсобрания с длиннющими волосами (которые, надо отдать должное, у него были просто шикарные!), чем взбесил своё партийное начальство, и в третий раз был вышвырнут из партии, в которую, через какое-то время, опять же, не по своей воле, обратно «угодил»… Свидетелем этому была я сама, и когда я спросила папу, зачем он постоянно «нарывается на неприятности», он спокойно ответил:
– Это – моя жизнь, и она принадлежит мне. И только я отвечаю за то, как я хочу её прожить. И никто на этой земле не имеет права насильно навязывать мне убеждения, которым я не верю и верить не хочу, так как считаю их ложью.
Именно таким я запомнила своего отца. И именно эта его убеждённость в своём полном праве на собственную жизнь, тысячи раз помогала мне выжить в самых трудных для меня жизненных обстоятельствах. Он безумно, как-то даже маниакально, любил жизнь! И, тем не менее, никогда бы не согласился сделать подлость, даже если та же самая его жизнь от этого зависела бы.
Вот так, с одной стороны борясь за свою «свободу», а с другой – сочиняя прекрасные стихи и мечтая о «подвигах» (до самой своей смерти мой папа был в душе неисправимым романтиком!), проходили в Литве дни молодого Василия Серёгина… который всё ещё понятия не имел, кем он был на самом деле, и, если не считать «кусачих» действий со стороны местных «органов власти», был почти полностью счастливым молодым человеком. «Дамы сердца» у него пока ещё не было, что, наверное, можно было объяснить полностью загруженными работой днями или отсутствием той «единственной и настоящей», которую папе пока что не удалось найти…
Но вот, наконец-то, судьба видимо решила, что хватит ему «холостятничать» и повернула колесо его жизни в сторону «женского очарования», которое и оказалось тем «настоящим и единственным», которого папа так упорно ждал.
Её звали Анна (или по-литовски – Она), и оказалась она сестрой папиного лучшего в то время друга, Ионаса (по-русски – Иван) Жукаускаса, к которому в тот «роковой» день папа был приглашён на пасхальный завтрак. У своего друга в гостях папа бывал несколько раз, но, по странному капризу судьбы, с его сестрой пока что не пересекался. И уж наверняка никак не ожидал, что в это весеннее пасхальное утро там его будет ждать такой ошеломляющий сюрприз…

Дверь ему открыла кареглазая черноволосая девушка, которая за один этот коротенький миг сумела покорить папино романтическое сердце на всю его оставшуюся жизнь…
Звёздочка
Снег и холод там, где я родился,
Синь озёр, в краю, где ты росла…
Я мальчишкой в звёздочку влюбился,
Светлую, как ранняя роса.
Может быть в дни горя-непогоды,
Рассказав ей девичьи мечты,
Как свою подружку-одногодку
Полюбила звёздочку и ты?..
Дождь ли лил, мела ли в поле вьюга,
Вечерами поздними с тобой,
Ничего не зная друг о друге,
Любовались мы своей звездой.
Лучше всех была она на небе,
Ярче всех, светлее и ясней…
Что бы я не делал, где бы не был,
Никогда не забывал о ней.
Всюду огонёк её лучистый
Согревал надеждой мою кровь.
Молодой, нетронутой и чистой
Нёс тебе я всю свою любовь…
О тебе звезда мне песни пела,
Днём и ночью в даль меня звала…
А весенним вечером, в апреле,
К твоему окошку привела.
Я тебя тихонько взял за плечи,
И сказал, улыбку не тая:
«Значит я не зря ждал этой встречи,
Звёздочка любимая моя»…
Маму полностью покорили папины стихи… А он писал их ей очень много и приносил каждый день к ней на работу вместе с огромными, его же рукой рисованными плакатами (папа великолепно рисовал), которые он разворачивал прямо на её рабочем столе, и на которых, среди всевозможных нарисованных цветов, было большими буквами написано: «Аннушка, моя звёздочка, я тебя люблю!». Естественно, какая женщина могла долго такое выдержать и не сдаться?.. Они больше не расставались… Используя каждую свободную минуту, чтобы провести её вместе, как будто кто-то мог это у них отнять. Вместе ходили в кино, на танцы (что оба очень любили), гуляли в очаровательном Алитусском городском парке, пока в один прекрасный день решили, что хватит свиданий и что пора уже взглянуть на жизнь чуточку серьёзнее. Вскоре они поженились. Но об этом знал только папин друг (мамин младший брат) Ионас, так как ни со стороны маминой, ни со стороны папиной родни этот союз большого восторга не вызывал… Мамины родители прочили ей в женихи богатого соседа-учителя, который им очень нравился и, по их понятию, маме прекрасно «подходил», а в папиной семье в то время было не до женитьбы, так как дедушку в то время упрятали в тюрьму, как «пособника благородных» (чем, наверняка, пытались «сломать» упрямо сопротивлявшегося папу), а бабушка от нервного потрясения попала в больницу и была очень больна. Папа остался с маленьким братишкой на руках и должен был теперь вести всё хозяйство в одиночку, что было весьма непросто, так как Серёгины в то время жили в большом двухэтажном доме (в котором позже жила и я), с огромнейшим старым садом вокруг. И, естественно, такое хозяйство требовало хорошего ухода…
Так прошли три долгих месяца, а мои папа и мама, уже женатые, всё ещё ходили на свидания, пока мама случайно не зашла однажды к папе домой и не нашла там весьма трогательную картинку… Папа стоял на кухне перед плитой и с несчастным видом «пополнял» безнадёжно растущее количество кастрюль с манной кашей, которую в тот момент варил своему маленькому братишке. Но «зловредной» каши почему-то становилось всё больше и больше, и бедный папа никак не мог понять, что же такое происходит… Мама, изо всех сил пытаясь скрыть улыбку, чтобы не обидеть незадачливого «повара», засучив рукава тут же стала приводить в порядок весь этот «застоявшийся домашний кавардак», начиная с полностью оккупированными, «кашей набитыми» кастрюлями, возмущённо шипящей плиты… Конечно же, после такого «аварийного происшествия», мама не могла далее спокойно наблюдать такую «сердцещипательную» мужскую беспомощность, и решила немедленно перебраться в эту, пока ещё ей совершенно чужую и незнакомую, территорию… И хотя ей в то время тоже было не очень легко – она работала на почтамте (чтобы самой себя содержать), а по вечерам ходила на подготовительные занятия для сдачи экзаменов в медицинскую школу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *