.

Дом Музей Гоголя

Отец Василий Афанасьевич

В родословной Гоголя в числе его предков было несколько личностей, оставивших след в истории. Со стороны отца род великого писателя восходит к полковнику, а затем и гетману казацкой дружины Остапу Гоголю, о котором упоминается в летописях 1655 года при описании битвы на Дрижиполе. Со стороны матери – к полковнику киевскому Антону Танскому, происходящему от известной польской фамилии.

Отец писателя обучался в Полтавской семинарии, но, как его предки, духовный сан не принял. Во время рождения сына Николая имел чин коллежского асессора. Выйдя в отставку, занимался только хозяйственной деятельностью и жил у себя в имении. Хутор Купчинский был подарен родителям дедом великого писателя и переименован по имени владельца – в Яновщину, а затем в Васильевку, которую частенько указывают как место, где родился Гоголь. Василий Афанасьевич был бесподобным рассказчиком, он щедро приправлял свои истории юмором, сочинял стихи, увлекался садоводством. От него сын Николай перенял страсть к садоводству — он очень любил весну, когда в садах и полях закипала работа. Отец писателя каждой аллейке в саду давал название, сооружал мостики и гроты.

Домашний театр

Писал Гоголь-отец и комедии, которые ставили в домашнем театре родственника Марьи Ивановны.

Кибинцы, имение Трощинского, занимают особое место в детстве писателя. Здесь находился один из культурных центров Полтавщины. Бывший министр юстиции Трощинский был одним из самых богатых и знатных людей Украины. В его доме хранилась обширная картинная галерея, коллекции золотых монет, оружия, в библиотеке было несколько тысяч томов. Гоголи были частыми гостями в имении экс-министра. Трощинский любил себя потешить, частенько устраивая забавы, не всегда безобидные. Очень любил украинские пьесы, которые писал Василий Афанасьевич, и песни. Когда пели «Чайку», закрывал лицо руками и плакал навзрыд. Все это видел трех-четырехлетний Николай: как человеколюбие уживалось с бесчеловечностью, цинизм с прямодушием, культура с дикостью. Эти противоречия можно выразить словами из повести Гоголя «Шинель»: «Как много в человеке бесчеловечья».

К сожалению, до наших дней дошли всего две комедии Гоголя-старшего. Николай Васильевич в одном из писем обратился к Марье Ивановне с просьбой выслать ему «папенькины малороссийские комедии» — «Собака-Вивця» и «Роман с Параскою». Под многими эпиграфами гоголевской «Майской ночи» и «Сорочинской Ярмарки» подписано «Из малороссийской комедии». Очевидно, это отрывки из сочинений Василия Афанасьевича. Можно сказать, что Гоголь с раннего возраста был окружен творческой атмосферой, а первые уроки сценических приемов получил под крышей родного дома. Кибинцы находились недалеко от села, где родился Н. В. Гоголь, но они занимают особое место в гоголевском детстве не только как культурный центр, повлиявший на его мировоззрение, но и образ хозяина имения, точнее, модель судьбы и поведения Трощинского проявятся в двух произведениях писателя.

Мать Марья Ивановна

Интересна и история женитьбы родителей писателя. Тихий и мечтательный Василий увидел у соседей Косяровских годовалую девочку и понял, что это «она». Тринадцать лет он «следил» за своей избранницей «во все возрасты» ее детства. Когда она гуляла, то всегда слышала музыку, которая провожала ее до самого дома. Нетрудно догадаться, что «это был он», вспоминала мать писателя. Надо ли говорить, что будущий муж очаровал Марью Ивановну? Но она была совсем ребенком, и в свои 14 лет решилась на замужество лишь после вмешательства своей тетки. С каждым днем она привязывалась к своему мужу все больше, а он в своей красавице-жене и вовсе души не чаял, называя ее трогательно Белянкою за необычайно белый цвет кожи.

Но не все было в семье безоблачно. Мнительная, с врожденной наклонностью к предчувствиям, Марья Ивановна была крайне подозрительна. Бывало, ее впечатлительность достигала болезненного состояния. Страхами, беспокойствами и недобрыми предчувствиями сопровождались ее мысли о муже и детях. Марье Ивановне постоянно казалось, что их подстерегает что-то ужасное. Видимо, эти страхи передались и сыну Николаю. В мальчике рано пробудился обостренный интерес к таинственному и страшному. В то же время семья Гоголей была глубоко религиозной, в одном из писем матери писатель советовал, как сестре Лизе нужно внушить правила религии, говорить, что Бог все видит, рассказывать о будущей жизни, описывая всеми красками те радости, которые ждут праведных. Ему ясно представлялось, что ни один его поступок, ни одно слово не укроются от Всевышнего, все будет взвешено и повлечет награду или наказание. Эти впечатления и убеждения гулким эхом отозвались и в творчестве Гоголя.

Из казачьего рода

С детства Николай Васильевич всматривался во все окружающее его. Он родился в стране, славной произведениями и песнями, которые каждым словом задевали воображение. В краю, где летний день упоителен и роскошен, а ночное небо сияет месяцем и звездами. В стране, где казачка просит Всевышнего собрать вздохи любви, как цветы, к изголовью милого, а бандуристы выводят чудные песни про иное время, когда казачество было в славе. Поэзия страны, где родился Гоголь, коренным образом повлияла на будущего писателя и автора «Тараса Бульбы».

Кроме того, писатель родился в семействе, отделенным всего лишь одним поколением от знаменитых казацких походов. От деда он слышал еще свежие, яркие и живые предания о славных временах. В повести о «Пропавшей грамоте» автор говорит, что «за радость «падет на сердце», когда слышишь о том, что «давно-давно деялось на свете» — «как будто залез в прадедовскую душу». По всем рассказам и повестям Гоголя, не говоря уже о «Тарасе Бульбе», разбросаны черты старинной Малороссии, как будто писатель и вправду видел сквозь «прадедовскую душу» своего предка Остапа Гоголя. Как видно из этой статьи, первые впечатления Гоголя, обстоятельства его детства, окружающая его природа и люди повлияли на развитие его таланта, наполнив его душу живыми, цветистыми материалами.

Родина писателя

На Полтавщине свято чтят память о своем знаменитом земляке, о том, кто приумножил славу родного края и оставил добрый след в сердцах многих людей. Первый музей был открыт в Сорочинцах, в доме, где родился Николай Васильевич Гоголь. Во время войны здание было разрушено, но в 1951 году восстановлено, правда, без сохранения оригинальной планировки. А вот в селе Гоголево, бывшая Васильевка, усадьба, где провел Н. В. Гоголь детские и юношеские годы, была восстановлена по рисункам, фотографиям, воспоминаниям и письмам современников. Родительский дом, рабочий кабинет писателя, интерьеры гостиной, спален и столовой – все рассказывает о его жизни и творчестве. Сохранился и вековой сад с прудами и романтическим гротом на берегу.


Дом Н.В. Гоголя на Никитском бульваре, хранящий память о последних годах жизни писателя, — единственный сохранившийся дом в Москве, где Николай Васильевич Гоголь жил продолжительное время: с 1848 по 1852 гг. Теперь в этих стенах открыт музей великого классика и действует научная библиотека.
В Москве два дома Талызиных, и стоят они не очень далеко друг от друга. Один — на Воздвиженке, принадлежавший П.Ф. Талызину, который, по преданию, Лев Толстой описал как дом Пьера Безухова. Ныне там находится Музей архитектуры. Другой, что на Никитском бульваре, с начала XVII века принадлежал боярам Салтыковым. На рубеже XVIII — XIX столетий усадьбой владела дальняя родственница А.С.Пушкина, Мария Салтыкова. Ныне существующий каменный дом появился до Отечественной войны — его построил новый владелец Д.С Болтин, родственник известного историка. А в 1816 году дом перешел к генералу Александру Ивановичу Талызину, участвовавшему в заговоре против Павла I (а его отец, что интересно, выступил на стороне Екатерины Великой в заговоре против Петра III). Генерал прожил здесь долго и с размахом: добротно отстроил дом с балконом на красивых каменных аркадах.

После его смерти в августе 1847 года усадьба перешла его родственнице титулярной советнице Талызиной. В тот же год здесь снял квартиру граф Алексей Петрович Толстой, только что вернувшийся из Европы. А через несколько месяцев он купил владение и записал его на имя своей жены Анны Георгиевны.
Уже в декабре 1848 года супруги пригласили к себе Гоголя. Граф познакомился с ним в конце 1830-х годов, когда был военным губернатором Одессы, и с тех пор они оставались добрыми друзьями. По всей видимости, именно его Гоголь изобразил в генерал-губернаторе во втором томе «Мертвых душ», считая Толстого человеком, «который может сделать у нас много добра», ибо судит о вещах не «с европейской заносчивой высоты, а прямо с русской здравой середины».
Предложение Гоголь принял с удовольствием. Он тогда переживал свое самое трудное время. Годом раньше вышла его знаменитая книга «Выбранные места из переписки с друзьями» переписка, в которой он хотел донести постигнутую им христианскую истину людям, и которая вызвала яростную критику не только со стороны неистового Виссариона, заклеймившего Гоголя «апостолом невежества», но и самых близких, почти родных Гоголю людей. Его упрекали в религиозной тенденции, охранительстве, «мракобесии» и высокомерности проповеднического тона, о котором автор не помышлял. Помимо нравственных страданий, из-за этого конфликта Гоголь фактически лишился московского пристанища. Он никогда не имел в Москве собственного жилья и даже наемной квартиры, всегда останавливался только у друзей, и жил, как монах, не имея ничего личного, кроме дорожного сундука и одежды. Чаще всего он гостил у своего давнего друга историка М.П.Погодина близ Плющихи, в его знаменитой Погодинской избе. Там Гоголя всегда ожидала светлая, уютная мансарда, полная солнца и тепла.
В ту осень 1848 года, вернувшись из Полтавщины, он снова остановился у Погодина, но их отношения уже были столь холодны, что друзья старались не встречаться в доме. Хозяин вскоре затеял ремонт, и под тем предлогом его гость, воспользовавшись приглашением Толстых, переселился к ним в дом на Никитском бульваре.

Для отвергнутого Гоголя это был уголок покоя. Супруги Толстые были очень боголюбивыми, благочестивыми и добрыми людьми.(духовным отцом графа был протоиерей Матфей Константиновский, с которым Гоголь впервые увиделся в этом доме). Здесь царила религиозная атмосфера. Хозяева сами жили, как монахи в миру, строго соблюдали церковные правила, читали духовную литературу, прекрасно знали светскую, обожали Пушкина — все это было очень близко Гоголю. Недаром он прожил здесь более трех лет — больше, чем у остальных своих приятелей. Писателю отвели три уютные комнаты на первом этаже с отдельным входом из сеней: прихожую, гостиную и кабинет, совмещенный со спальней, окнами на бульвар и во двор. Это было первое столь просторное пристанище Гоголя. Преклоняясь перед Гоголем, хозяева окружили его искренней заботой, — он не думал ни о чистом белье, ни о кушаньях, — полностью высвободив время для творчества. А еще в доме царила необыкновенная тишина.

Работал он обычно с утра до обеда. Иногда обед подавали на его половину, но чаще он поднимался в столовую хозяев. В теплую погоду вместе пили чай на балконе. Днем он уходил гулять, посещал любимые храмы, в том числе и приходскую церковь Симеона Столпника и свою любимую церковь Саввы Освященного близ погодинской избы, не дожившую до наших дней, и Татьянинскую церковь Московского университета, в которой потом состоялось его отпевание.
По преданию, студенты запомнили, как Гоголь стоял службу, зябко кутаясь в шинель, словно ему было холодно (вероятно, это было последствие малярии, которую писатель перенес в Риме) — таким его изобразил потом скульптор Н.Андреев.
Во дворе усадьбы установлен памятник Гоголю работы Н.А. Андреева, созданный скульптором к 100-летию со дня рождения писателя и имеющий свою непростую, очень интересную и драматическую историю. Работу Николая Андреева нередко называют эстетически совершенной, шедевром, признают одной из лучших скульптур на улицах столицы. Николай Андреев изобразил Гоголя в период его душевного кризиса, утратившим веру в своё творчество, опустошённым до отчаяния. Перед зрителем предстаёт писатель, глубоко погружённый в скорбные размышления. Скульптор подчеркнул его подавленное состояние согбенной позой, опущенной линией плеч, наклоном головы, складками плаща, который почти полностью скрывает озябшее тело. Пьедестал памятника обрамлён бронзовыми барельефами превосходной работы, на которых представлены герои из наиболее известных произведений Гоголя: «Ревизора», «Шинели», «Тараса Бульбы», «Мёртвых душ» и других. Но наиболее радикальным явлением для монументального искусства того времени стала сама идея «скорбящего» Гоголя. Эта идея вызвала множество споров сразу же после открытия памятника.
А совсем рядом на Собачьей площадке жил А.С.Хомяков, у которого Гоголь крестил сына-тезку в увы, тоже погибшем арбатском храме Николы в Плотниках. Его супруга Екатерина Михайловна была ближайшим другом Гоголя — ей одной он рассказывал свои подлинные впечатления о поездке на Святую Землю. И ее смерть, последовавшая 26 января 1852 года, стала одной из причин мистической смерти Гоголя. Зиму 1852 года Гоголь намеревался провести в Крыму. Однако в сентябре 1851 года, посетив, как оказалось, в последний раз Оптину пустынь, он неожиданно вернулся в Москву и более не покидал ее.
Поначалу руководство музея столкнулось с сильной нехваткой мемориальных вещей писателя. Существовала опись вещей, которая была произведена после смерти Гоголя. После него осталось 294 книги, одни золотые часы, мягкие сапоги, которые он всегда носил, потому что у него болели ноги… Весь список умещался на полутора листах, в последствии на музей обрушился буквально водопад дарственных и до сих пор коллекция активно пополняется.
Передняя комната

Передняя была вспомогательным помещением и подробно не описана современниками. Поэт и переводчик Н.В.Берг неоднократно бывавший в этом доме, вспоминал:
«Здесь за Гоголем ухаживали как за ребенком, предоставив ему полную свободу во всём. Он не заботился ровно ни о чём. Обед, завтрак, чай, ужин подавались там, где он прикажет. Белье его мылось и укладывалось в комоды невидимыми духами, если только не надевалось на него так же невидимыми духами. Кроме многочисленной прислуги дома, служил ему, в его комнатах, собственный его человек из Малороссии, именем Семён, парень очень молодой, смирный и чрезвычайно преданный своему барину. По обычаю того времени Семёна называли «казачком». В его обязанности входило докладывать о посетителях и выполнять разные поручения: встречать и провожать друзей Гоголя, помогать им снимать и надевать верхнюю одежду. Здесь была вешалка для одежды и, возможно находился дорожный сундук писателя.

На стене последний портрет Гоголя, выполненный в год его смерти в 1852 году. Дорожный «сундук странствий» преобразован в бричку как символ страннической судьбы Гоголя. В сундуке предметы, которые могли бы пригодится в дороге.

Гостиная

Гостиная воссоздана по воспоминаниям современников Гоголя: мебель красного дерева обитая штофом, придиванный стол, колокольчик для вызова слуги, подсвечник, бумаги, стопка книг. На стенах – икона, несколько акварелей и гравюр – виды Симонова монастыря, Колизея, Козельской Введенской Оптиной пустыни, Петровского путевого дворца, Пантеона, итальянские пейзажи. Эти места писатель посещал в разные годы.

Камин превращён в символ огненного очищения, обновления. Лики современников Гоголя имевших влияние на писателя, особенно в его последние годы, появляются в «каминном зале»: граф А.П.Толстой, Е.М.Хомякова, о. Матфей Константиновский, графиня А.Г.Толстая. Символичен образ Данте. В работе над «Мёртвыми душами» Гоголь опирался на трёхчастную структуру «Божественной комедии». В гостиной всё внимание привлекает мрачного вида камин — тот самый, в огне которого в ночь с 11 на 12 февраля 1852 года сгорел второй том «Мертвых душ». Перед этим Гоголь вызвал к себе из левой половины своего преданного слугу Семена. «Тепло ли в гостиной?» — поинтересовался писатель, после чего попросил отодвинуть заслонки на втором этаже и затопить печь. Дальнейшее является загадкой для исследователей творчества Гоголя вот уже 150 лет: писатель проходит со свечой по анфиладе комнат, садится возле камина и начинает жечь свои тетради, не обращая внимания на мольбы Семена этого не делать. Записи плохо горят, и приходится развязывать веревки, чтобы быстрее сжечь бумагу. В память о той ночи стрелки каминных часов застыли на отметке три — именно в это время русская литература лишилась произведения, которое могло бы стать одним из ее шедевров.
Чтобы точнее передать атмосферу той ночи, камин не обходится без современных инсталляций: под треск огня в нем проплывают лица всех тех, с кем виделся Гоголь незадолго до своей кончины. В Доме Гоголя можно полностью погрузиться в атмосферу той эпохи: вот послышались голоса домашних животных, вот заскрипела рессорами подъезжающая к крыльцу повозка, вот на улице разгружают поклажу…
Кабинет
Кабинет был местом, где Гоголь работал, общался с друзьями, молился, отдыхал. По воспоминаниям современников здесь находились конторка из красного дерева, стол, диван, кровать отделенная ширмой. Сюда приглашались только самые близкие люди: М.С.Щепкин, А.О. Смирнова-Россет, А.С.Хомяков, С.П.Шевырёв. Библиотека писателя в то время составляла 234 книги. На стенах — портреты архимандрита Антония (Медведева) и оптинских старцев с которыми Гоголь встречался во время посещений Оптиной пустыни, вёл переписку. Гравюры напоминают о путешествии писателя в Святую Землю в 1848 году.
Гоголь работал стоя за конторкой, преобразованной в экспозиции в алтарь творчества. На конторке портрет А.С.Пушкина, подарившего писателю сюжеты «Мёртвых душ» и «Ревизора». Переживая потрясение, связанное с кончиной поэта, Гоголь писал П.А.Плетнёву в марте 1837 года: «Ничего я не предпринимал без его совета. Ни одна строка не писалась без того, чтобы я не воображал его перед собою». А через несколько дней Гоголь писал М.П.Погодину: «Когда я творил, я видел перед собою только Пушкина».

Ниже на конторке находится чернильный прибор из дома Трощинских, полтавских родственников писателя, и дорожная игольница матери Гоголя.
Над конторкой гравюра с картины Рафаэля «Преображение».
Приемная графа Толстого или «Зал Ревизора»
В другой части дома находится зал, где Гоголь принимал гостей. Здесь представлен театральный Гоголь, и зал оформлен в театральном стиле с применением бархатных драпировок, напоминающих убранство лож Александрийского театра, где состоялась премьера «Ревизора».
«Ради бога, дайте нам русских характеров, нас самих дайте нам, наших плутов, наших чудаков! на сцену их, на смех всем!» — писал Н.В. Гоголь в статье «Театральный разъезд после представления новой комедии». Практическим ответом на этот призыв явились собственные пьесы писателя, прежде всего — гениальная комедия «Ревизор». Поставив своей целью отразить в «Ревизоре» «все дурное… все несправедливости… и за одним разом посмеяться над всем», Гоголь придал этой комедии огромный обобщающий смысл.
В этой пьесе фактически нет положительных героев. Рельефное изображение образов городничего и чиновников города составляет сатирический смысл комедии, в которой традиция подкупа и обмана должностного лица совершенно естественна и неизбежна. Как мелкие чиновники, так и верхушка этого сословия города не мыслят иного исхода, кроме подкупа ревизора взяткой. Уездный безымянный городок, в котором под угрозой ревизии раскрывается подлинный характер главных персонажей, становится обобщенным образом всей России.
Впервые «Ревизор» был поставлен на сцене Петербургского Александринского театра 19 апреля 1836 г. Первое представление «Ревизора» в Москве состоялось 25 мая 1836 г. на сцене Малого театра. С тех пор комедия не сходила со сцен театров страны. И во времена СССР, и в наше время она является одной из самых популярных постановок и пользуется неизменным успехом у зрителя.
В октябре Гоголь посмотрел постановку «Ревизора» в Малом театре, но она ему не понравилась, и он пригласил артистов в дом на Никитском, чтобы самому прочесть пьесу. Авторское чтение состоялось 5 ноября — для него граф предоставил свою приемную.
Гоголь сидел на диване перед столом, а вокруг на стульях и креслах расположились слушатели: М.С.Щепкин, П.М.Садовский, Аксаковы, С.П.Шевырев, И.С.Тургенев. Автор читал прекрасно, но под конец сильно утомился.
Комната смерти
В свою последнюю новогоднюю ночь Гоголь встретился у Толстых с доктором Ф.П.Газом. Тот пожелал Гоголю такого «нового года», который даровал бы ему «вечный год». Гоголь впал в уныние от этого поздравления. Трагедия, разыгравшаяся зимой 1852 года в доме на Никитском бульваре, и причина смерти Гоголя по сей день остаются загадкой. Бесспорно, что Гоголя подкосила кончина Екатерины Михайловны Хомяковой. Есть даже гипотеза, что от нее он заразился брюшным тифом, который через месяц свел в могилу его самого. Он точно предчувствовал свою смерть. На панихиде Гоголь молвил вдовцу: «Все для меня кончено». И решил начать пост раньше положенного срока, еще на Масленой недели. Так явилась расхожая версия, особенно популярная в советские времена, а тогда разносимая Н.Г.Чернышевским, что Гоголь из религиозных побуждений «в состоянии сумасшествия» уморил себя голодом. Современные исследователи подвергли ее обоснованной критике.
Известно, что 5 февраля он пожаловался на расстройство желудка и на слишком сильное действие прописанного лекарства. Доктор Ф.И.Иноземцев поставил диагноз «катар кишок», который может перейти в тиф. В этом была первая и главная причина отказа от обычной пищи, которая, вероятно доставляла ему боль. Другим диагнозом Гоголя считали менингит, развившийся вследствие простуды. В те дни он ездил в Преображенскую больницу к почитаемому юродивому Ивану Яковлевичу Корейше, (потом изображенному Достоевским в «Бесах»), но, не решаясь пойти к нему, долго прогуливался на сильном ветру — и уехал. Когда начались первые недомогания Гоголя, Толстые перевели его в самую теплую комнату в доме на своей половине. Оттого и получилось, что Гоголь жил в одной части дома, а умер в другой. В ночь на 9 февраля Гоголь слышал во сне голоса, вещавшие, что он скоро умрет. На следующий день он попросил графа Толстого передать все свои рукописи святителю Филарету, митрополиту Московскому, с которым был лично знаком. Граф нарочито не принял бумаг, чтобы Гоголь не думал о скорой смерти. А потом проклинал себя за то, что не забрал рукописей.
В ночь на 12 февраля Гоголь велел слуге растопить печь в гостиной и сжег свои бумаги. Отец Матфей позднее говорил, что Гоголь уничтожил свои сочинения не потому, что считал их греховными, а потому что признал их слабыми. Утром писатель сокрушался, что хотел сжечь только рукописи, давно к тому отобранные, а сжег все. Толстой пытался ободрить его, что еще можно восстановить написанное по памяти. Гоголь оживился при этой мысли, но ненадолго. 14 февраля он твердо сказал: «Надобно меня оставить, я знаю, что должен умереть» и через три дня соборовался и приобщился.
Гоголь умер мученической смертью. 20 февраля Толстой созвал консилиум из лучших врачей, которые сочли, что у Гоголя менингит, и приняли решение лечить его насильно, как человека, не владеющего собой. Весь день, несмотря на мольбы умирающего не тревожить его и оставить в покое, его сажали в теплую ванну и обливали голову холодной водой, ставили пиявки, мушки, горчичники, обкладывали тело горячим хлебом.
В ключевой комнате музея звучит церковный хор. Это комната памяти. Маленькое помещение, оформленное в темных тонах. Зашторенные окна, темно-синие портьеры, серый бархат. На картинах — храм Святой Татианы, где отпевали Гоголя, и Свято-Данилов монастырь, где его захоронили. На высоком столике возле софы один из самых ценных экспонатов музея — девятая копия посмертной маски Н.В. Гоголя работы скульптора Рамазанова. Именно здесь серым февральским утром, в девятом часу, 21 февраля 1852 года теща М.П. Погодина обнаружила писателя мертвым.
По воспоминаниям современников здесь была комната для гостей. Гоголь перешёл жить сюда в январе 1852 года. Л.Н.Арнольди вспоминал: «Гоголь видно переменил комнаты в последнее время или был перенесён туда уже больной, потому что прежде я бывал у него в правой половине дома. В первой комнате никого не было, а во второй, на постели, с закрытыми глазами, худой, бледный, лежал Гоголь; длинные волосы его были спутаны и падали в беспорядке на лицо и на глаза; он иногда вздыхал тяжело, шептал какую-то молитву и по временам бросал мутный взор на икону, стоявшую у ног на постели, прямо против больного. В углу, в кресле, вероятно утомлённый спал его слуга из Малороссии. Гоголь писал отец его умер не от какой-нибудь определенной болезни, а только единственно «от страха смерти». Этот «страх смерти» Николай Васильевич Гоголь получил от отца, как роковое наследство.

На стенах портрет митрополита московского Филарета, виды Новодевичьего и Свято-Данилова монастырей. В 1931 году из Данилова монастыря в связи с закрытием кладбища прах Гоголя был перенесен на Новодевичье кладбище. Документы связанные с перезахоронениями находятся в Российском государственном архиве литературы и искусства в Москве.
На столе под зеркалом копия выписки о смерти из метрической книги записей церкви Симеона Столпника. Прихожанами этой церкви были все жившие в доме Талызина. На столике рядом с диваном Псалтырь, открытый на покаянном псалме. Свет падает на посмертную маску Гоголя, выполненную скульптором Н.А.Ромазановым. Маска подарена музею М.Н.Домбровской, родственницей Ромазанова.
В этой комнате 21 февраля 1852 года (по старому стилю) около восьми часов утра Гоголя не стало. Ночью он громко закричал: «Лестницу, поскорее давай лестницу». Приняла его последний вздох тёща профессора Московского Университета М.П.Погодина Е.Ф.Вагнер.
В последние дни Гоголь уже не мог работать, он и ухаживающие за ним читали ему духовную литературу. Гоголь говорил, чтобы не предавали его тело земле, пока не появятся в его теле признаки разложения. Боялся впасть в летаргический сон. При жизни он страдал тафефобией — страхом погребения заживо, поскольку с 1839 года, после перенесенного малярийного энцефалита, был подвержен обморокам с последующим продолжительным сном. И патологически боялся, что во время подобного состояния его могут принять за умершего. Бросалось в глаза резко выраженное истощение и обезвоживание организма. Он находился в состоянии так называемого депрессивного ступора. Лежал на постели прямо в халате и сапогах. Отвернувшись лицом к стене, ни с кем не разговаривая, погруженным в себя, молча ожидая смерти. С ввалившимися щеками, запавшими глазами, тусклым взором, слабым ускоренным пульсом. С начала февраля 1852 года Николай Васильевич практически полностью лишил себя пищи. Резко ограничил сон. Отказался от приема лекарств. Сжег практически готовый второй том «Мертвых душ». Стал уединяться, желая и в то же время со страхом ожидая смерти. Он свято верил в загробную жизнь. Поэтому, чтобы не оказаться в аду, ночи напролет изнурял себя молитвами, стоя на коленях перед образами. Великий пост начал на 10 дней раньше, чем полагалось по церковному календарю. По существу это был не пост, а полный голод, продолжавшийся три недели, до самой смерти писателя. Срок этот едва ли безоговорочно справедлив и для здоровых, крепких людей. Гоголь же был физически слабым, больным человеком. После перенесенного ранее малярийного энцефалита страдал булимией — патологически повышенным аппетитом. Много ел, преимущественно сытные мясные кушанья, но из-за обменных нарушений в организме совершенно не прибавлял в весе. До 1852 года посты он практически не соблюдал. А тут, кроме голодания, резко ограничил себя в жидкости. Что вместе с лишением пищи привело к развитию тяжелейшей алиментарной дистрофии.
Как лечили Гоголя?
Соответственно неверно поставленному диагнозу. Сразу после окончания консилиума, с 15 часов 20 февраля доктор Клименков принялся за лечение «менингита» теми несовершенными методами, что применялись в ХIХ веке. Больного насильно посадили в горячую ванну, а голову стали обливать ледяной водой. После этой процедуры писателя бил озноб, но его держали без одежды. Выполнили кровопускание, к носу больного приставили 8 пиявок, чтобы усилить носовое кровотечение. Обращение с пациентом было жестоким. На него грубо кричали. Гоголь пытался противиться процедурам, но его руки с силой заламывали, причиняя боль. Состояние больного не только не улучшилось, но стало критическим. Ночью он впал в беспамятство. И в 8 часов утра 21 февраля, во сне, у писателя остановилось дыхание и кровообращение. Медицинских работников рядом не было. Дежурила сиделка.
Участники состоявшегося накануне консилиума стали собираться к 10 часам и вместо больного застали уже труп писателя, с лица которого скульптор Рамазанов снимал посмертную маску. Врачи явно не ожидали такого быстрого наступления смерти.
Что стало причиной смерти?
Острая сердечно-сосудистая недостаточность, вызванная кровопусканием и шоковыми температурными воздействиями на страдавшего тяжелой алиментарной дистрофией больного. Такие больные очень плохо переносят кровотечения, нередко совсем не большие. Резкая перемена тепла и холода также ослабляет сердечную деятельность. Дистрофия же возникла из-за длительного голодания. А оно было обусловлено депрессивной фазой маниакально-депрессивного психоза. Таким образом получается целая цепочка факторов. Врачи навредили? Они добросовестно заблуждались, поставив неверный диагноз и назначив нерациональное, ослабляющее больного лечение. Писателя можно было спасти? Насильственным кормлением высокопитательными продуктами, обильным питьем, подкожными вливаниями соляных растворов. Если бы это было сделано, его жизнь безусловно была бы сохранена. Кстати, самый молодой участник консилиума доктор А. Т. Тарасенков был уверен в необходимости насильственного кормления. Но по каким-то соображениям на этом не настоял и лишь пассивно наблюдал за неверными действиями. Клименкова и Овера, позднее жестоко осудили их в своих воспоминаниях. Трагедия Николая Васильевича состояла в том, что его психическое заболевание при жизни так и не было распознано. На столе стоят часы, на них застыло время смерти писателя.
Толстые, потрясенные смертью своего постояльца, вскоре покинули этот дом. В 1856 году Александр II назначил А.П.Толстого обер-прокурором Священного синода, и они уехали в Петербург. Граф пережил Гоголя на 21 год и умер в 1873 году в Женеве по пути из Иерусалима. Вдова тут же продала дом на Никитском дальней родственнице Лермонтова М.А.Столыпиной, а та отдала владение своей дочери Н.А.Шереметевой. В 1888 году она произвела капитальные перестройки с переменой печей, когда возможно, была утрачена подлинная печь, в которой сгорели рукописи Гоголя.
Зал воплощений
При Гоголе здесь, по всей видимости, были служебные помещения. В левой половине музея от обстановки дома писателя мало что осталось. «Это особая планета Гоголя, — говорит художник и автор экспозиции музея Леонтий Озерников. — Главное, чего мы хотели добиться в этом зале, — это сотворчество. С Гоголем, друг с другом, во все времена».
В этом ярком, контрастно оформленном зале, который в музее называют интерактивным, вдоль пестро оформленной иллюстрациями стены стоят компьютеры, где можно получить информацию о классике в более привычном для школьников электронном виде. Да и сам Гоголь становится здесь очень школьным, болезненно знакомым даже тем, кто окончил всего девять классов, — такой Гоголь очень легко вписывается в виртуальную реальность. Так, здесь можно пролистать экранную книгу об истории создания «Ревизора», посмотреть на Чичикова, Плюшкина и других гоголевских персонажей работы выдающихся художников-иллюстраторов. Тут представлена многослойная экспозиция о жизни и творчестве писателя в разные периоды, темы, которые интересовали его, и нашли отражение в произведениях, например, Петербург, христианство. Все это придумано для более глубокого прочтения Гоголя в музее.

В зале воплощений представлены различные периоды жизни писателя. С музейными предметами и современными технологиями сочетаются авторские инсталляции, выполненные художником Л. Озерниковым.
Нельзя обойти вниманием тему — отношений России и Украины. Оба народа были любимы писателем и неразделимы в его сознании. «Сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская, — писал Николай Васильевич в 1844 году. — Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому пред малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены Богом, и, как нарочно, каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, — явный знак, что они должны пополнить одна другую». Однако, по словам Достоевского, весь свой исполинский талант Гоголь все-таки посвятил России. Но это не отнимает его у Украины! И тогда, и сейчас Гоголь объединяет два наших братских народа.
Библиотека
На втором этаже — жилая половина Толстых, где сейчас находятся читальные залы. Налево — театральная гостиная графини Анны Георгиевны Толстой. В ней располагается нотно-музыкальный читальный зал, но все библиотечные интерьеры исполнены в стиле классической городской усадьбы середины XIX века. Здесь и хрустальный камин с имитацией огня, и портреты хозяев, и их дворянский герб.
Направо раньше находились апартаменты хозяев, в том числе и столовая, куда Гоголь часто приходил обедать. Ныне здесь размешается гуманитарный читальный зал, выполненный в стиле дворянской библиотеки. Пока тут проводятся научные конференции.
Когда полностью освободится второй, соседний флигель усадьбы (его арендатор имеет контракт сроком до 2012 года), туда переедет вся библиотека, а здесь будет устроен полноценный выставочный зал. Экспозиция расскажет об истории этого дома, о Толстых, о странствиях по Москве «старого», первого памятника Гоголю, обретшему окончательный приют во дворе.
Дополнить знания можно на втором этаже в библиотеке, ознакомиться с произведениями писателя на разных языках, а также исследованиями его жизни и творчества. В театральной гостиной находится нотная библиотека. Один из нотных альбомов, согласно легенде, принадлежал графине А.Г.Толстой.
Коллекция музея насчитывает несколько тысяч экспонатов: книги, предметы дворянского быта, гравюры, литографии первой половины XIX века.
Дом Н.В. Гоголя осуществляет комплексное музейное и библиотечно-информационное обслуживание. Для посетителей всегда открыты двери нотно-музыкального и справочно-библиографического отделов, абонемента и читального зала, в котором можно не только заказать книгу, но и найти нужную информацию в интернете.
В Доме Н.В. Гоголя проводятся различные культурные акции: ежегодная международная конференция «Гоголевские чтения», литературно-музыкальные и поэтические вечера, концертные программы, календарные праздники, творческие встречи, осуществляется проект «Усадебный театр». Основателем библиотеки была Н.К. Крупская (1869 — 1939). Интересна история дома. Он известен как «Талызинская усадьба» и связан с последними годами жизни великого русского писателя Николая Васильевича Гоголя. В 1959 году во дворе дома к 150-летию со дня рождения Гоголя появился памятник работы скульптора Н.А.Андреева.
Адрес: 119019, Москва, Никитский бульвар, д. 7а. Проезд: Ст. м. «Арбатская»
Режим работы:* Ежедневно, кроме вторника и последнего дня каждого месяца, с 12.00 до 19.00, сб., вс. с 12.00 до 17.00. Касса до 18.00, в сб. и вс. до 16.00
Входная плата:* Полный — 80 руб., детский (до 7 лет), студенты дневного отделения — бесплатно, льготный (пенсионеры, школьники, студенты вечернего отделения) — 30 руб., для зарубежных туристов — 100 руб.
Интернет: www.museum.ru/M1622 — официальная страница
Дом Н.В. Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека — W1470, официальный сайт www.domgogolya.ru/

Гоголь и Москва

Гоголь впервые посетил Москву летом 1832 года, вскоре после выхода «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Молодой писатель сразу полюбил этот город, часто сюда возвращался и подолгу гостил у знакомых — литературного критика профессора Московского университета Степана Шевырева и известного издателя, историка и литератора Михаила Погодина.

А позже он обзавелся и постоянным московским жильем. Гоголь вернулся в Россию из паломничества по Святой земле в начале зимы 1848 года и по приглашению графа Александра Толстого и его супруги, с которыми познакомился за границей, обосновался в их усадьбе на Никитском бульваре.

Считается, что именно Толстой стал прототипом генерал-губернатора из сожженного второго тома «Мертвых душ». В юности он был флигель-адъютантом Николая I, позже — гражданским губернатором Твери, военным губернатором Одессы, а последние годы жизни провел в статусе члена Государственного совета. Предками его жены Анны Георгиевны были грузинские цари. Как и муж, она была очень набожна и вела уединенный образ жизни, избегая великосветской суеты.

Толстые отвели Николаю Васильевичу три небольшие комнаты на первом этаже с отдельным входом из сеней: прихожую, гостиную и кабинет, который одновременно являлся спальней. В них писатель прожил последние четыре года своей жизни.

«Здесь за Гоголем ухаживали, как за ребенком, предоставив ему полную свободу во всем. Он не заботился ровно ни о чем. Обед, завтрак, чай, ужин подавались там, где он прикажет. Белье его мылось и укладывалось в комоды невидимыми духами, если только не надевалось на него также невидимыми духами. Кроме многочисленной прислуги дома, служил ему, в его комнатах, собственный его человек из Малороссии, именем Семен, парень очень молодой, смирный и чрезвычайно преданный своему барину», — вспоминал вхожий к Толстым поэт и переводчик Николай Берг.

Эти стены, в которых писатель был окружен такой заботой, были свидетелями глубокого духовного кризиса Гоголя. С ним ему не суждено было совладать. Здесь писатель переживал неприятие современниками вышедшей в 1847 году книги «Выбранные места из переписки с друзьями», неудачное сватовство к дочери высокопоставленного придворного — Анне Виельгорской в 1849-м и кончину своей доброй знакомой Екатерины Хомяковой в январе 1852-го. Здесь он готовил к печати собрание своих сочинений, трудился над вторым томом «Мертвых душ» и, сочтя законченную рукопись неудачной, сжег ее в ночь на 12 февраля 1852 года. Вслед за символической литературной смертью 10 дней спустя в этом доме Гоголь встретил смерть физическую.

История дома, который стал Домом Гоголя

Разговоры о важности появления музея Гоголя в Москве начались в 1909 году, когда отмечалось 100-летие со дня рождения писателя. В советское время к теме вернулись в юбилейном 1959 году, однако музею писателя было суждено открыться лишь в 2009-м.

Усадьба Талызиных — Толстых на Никитском бульваре до 1966 года была жилым домом. После революции ее разделили на коммунальные квартиры, нанеся существенный урон интерьерам. К 1966 году, когда историческое здание передали под нужды библиотеки, в доме проживали 77 человек — на каждого приходилось в среднем около восьми квадратных метров жилой площади. После расселения в особняке провели ремонтно-реставрационные работы, которые специалисты признали неудачными, поскольку подлинные элементы обстановки не были сохранены.

В 1974-м библиотека получила имя Николая Гоголя. Тогда же на первом этаже открылись для посетителей две мемориальные комнаты писателя. В 2005-м библиотека стала мемориальным центром, а 27 марта 2009 года в Москве официально появился музей — Дом Гоголя. Сейчас музейная экспозиция состоит из шести мемориальных комнат, расположенных на первом этаже. Их обстановка скрупулезно воссоздана по воспоминаниям современников писателя.

Любовь к вязанию и вышивке, сон в кресле и другие привычки

В прихожей выставлены дорожный сундук, шинель с цилиндром, а также фотокопия редкого посмертного портрета Гоголя 1852 года работы Николая Андреева, на котором художник изобразил его живым.

В гостиной собрана мебель из красного дерева первой половины XIX века, включая диван, перевезенный из имения Погодина на Девичьем поле, где останавливался Гоголь. На столе — книги и предметы из личной коллекции потомков сестры писателя. Рядом — карта Восточной Сибири, которая отсылает к воспоминаниям друга Гоголя, писателя Ивана Аксакова: «Надо думать, что Чичиков в конце этой части, вероятно, попадет за новые проделки в ссылку в Сибирь, так как Гоголь у нас взял много книг с атласами и чертежами Сибири».

Второй том «Мертвых душ» обратился в пепел в этой комнате. Вопрос о том, что именно Гоголь предал огню перед смертью, остается открытым. Большинство исследователей считает, что погибла беловая редакция второго тома «Мертвых душ». После смерти писателя Шевырев, его душеприказчик, нашел в бумагах Гоголя разрозненные черновики. По ним с огромным трудом удалось восстановить текст пяти глав второго тома, которые были изданы в 1855 году. Это издание можно увидеть в книжном шкафу соседнего с гостиной кабинета.

Кабинет — кладезь информации о причудах Гоголя. Немногие знают, что он имел привычку работать, стоя за конторкой, которую, видимо, приобрел за полтора года работы писцом в Петербурге.

На конторке — портрет Пушкина, копия рукописи «Мертвых душ», в которой цензор вычеркнул фрагмент «Повести о капитане Копейкине», и чернильный прибор с песочницей, привезенный из усадьбы в Кибинцах, где проходили детские годы Гоголя. Рядом приехавшая оттуда же костяная игольница, которая принадлежала его матери. Николай Васильевич унаследовал ее любовь к рукоделию — прекрасно шил, вышивал и даже вязал.

С загороженной ширмой кроватью из красного дерева связана другая черта писателя: исследователи утверждают, что с 1840 года Гоголь ночевал в кресле, но утром перед приходом слуги приводил кровать в беспорядок, желая скрыть свою блажь.

Рядом, на журнальном столике, — титульный лист второго издания «Мертвых душ» 1842 года, или, как его тогда называли, виньетка. Ее исполнил сам автор поэмы. Гоголь владел каллиграфией, неплохо рисовал пером и карандашом, и после смерти ему приписывалось немалое количество иллюстраций к его произведениям. Во множестве сохранились его наброски людей и зарисовки архитектуры, которые он делал во время путешествий.

В кабинете находилась личная библиотека писателя, которая к моменту его кончины насчитывала, согласно полицейской описи, 234 книги: 150 на русском языке и 84 на иностранных. Единственным дорогим предметом среди вещей писателя оказались золотые карманные часы, ранее принадлежавшие Жуковскому и остановленные им в момент смерти Пушкина. Все имущество Гоголя оценили в 43 рубля 88 копеек. Деньги — чуть более двух с половиной тысяч рублей — он накануне смерти передал Шевыреву «на вспоможение бедным молодым людям, занимающимся наукою и искусством».

«Ревизор», разочарование и отъезд из России

Экспозиция одной из комнат музея посвящена русскому театру 1830–1840-х годов, постановкам гоголевских пьес, а также авторскому чтению «Ревизора», которое Гоголь устроил в этом доме для актеров Малого театра. Иван Тургенев вспоминал об этом вечере: «Читал Гоголь превосходно… Я сидел, погруженный в радостное умиление: это был для меня настоящий пир и праздник».

Премьера комедии состоялась 19 апреля 1836 года в Александринском театре Петербурга. На спектакль внезапно приехал Николай I. Он «хохотал от всей души», а после сказал: «Ну и пьеска! Всем досталось, а мне более всех!» Московская премьера «Ревизора» прошла в Малом театре 25 мая того же года.

Несмотря на успех у публики и императора, Гоголю не понравилась ни петербургская, ни московская постановка.

«“Ревизор” сыгран — и у меня на душе так смутно, так странно… Мое же создание мне показалось противно, дико и как будто вовсе не мое. Главная роль пропала: так я и думал. … Неужели не видно из самой роли, что такое Хлестаков? … Хлестаков вовсе не надувает; он не лгун по ремеслу; он сам позабывает, что лжет, и уже сам почти верит тому, что говорит», — писал он.

Непонимание комедии театральной общественностью было одной из причин, побудивших Гоголя отправиться в 1836 году за границу. Вернувшись в Россию в октябре 1851 года, он побывал в Малом театре на спектакле с Сергеем Шумским в роли Хлестакова и остался доволен увиденным. Через несколько дней Гоголь в последний раз публично прочитал свое произведение в кругу избранных.

Отношение властей к пьесе тоже постепенно менялось. В апреле 1852-го Иван Тургенев был арестован за некролог Гоголю, опубликованный в «Московских ведомостях», — слишком восторженно он отозвался об авторе «Ревизора».

Комната памяти

Николай Васильевич умер не в той комнате, в которой он жил у Толстых. Когда в январе 1852 года писатель серьезно занемог, его перевели в самую теплую гостевую первого этажа.

Стараясь поставить на ноги своего дорогого постояльца, 20 февраля по старому стилю Толстой созвал у себя дома врачебный консилиум, однако светила медицины поставили ошибочный диагноз — менингит. Умирающего лечили насильно, его сажали в теплую ванну, обливая голову холодной водой, ставили горчичники и пиявки, обкладывали тело горячим хлебом. До нового визита эскулапов Гоголь просто не дожил. Писателя не стало утром 21 февраля. Стрелки часов в комнате, где он умер, замерли на восьми часах — это время его кончины.

В последние годы жизни Николай Васильевич страдал тафефобией — страхом быть погребенным заживо. «Выбранные места из переписки с друзьями» он начал с изъявления своей последней воли: «Завещаю тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться…»

Страшная легенда о том, что Гоголя все-таки похоронили живым, распространилась по Москве в 1931 году, когда могилу писателя в Свято-Даниловом монастыре вскрыли в связи с уничтожением тамошнего некрополя для переноса останков на Новодевичье кладбище. По свидетельствам нескольких очевидцев, тело в гробу находилось в неестественном положении, а крышка гроба якобы была исцарапана изнутри. Другие осмеливались утверждать, что в гробу отсутствовал череп писателя, который будто хранится неопознанным в одном из московских музеев. В официальных отчетах о вскрытии могилы, которое проводилось под присмотром НКВД, ничего подобного нет.

Впрочем, скульптор Николай Рамазанов, которого вызвали для снятия посмертной маски 21 февраля, в своих воспоминаниях писал, что Гоголь не показался ему мертвым.

«Улыбка рта и незакрытый правый глаз его породили во мне мысль о летаргическом сне, так что я не вдруг решился снять маску, но приготовленный гроб, в который должны были положить в тот же вечер его тело, беспрестанно прибывавшая толпа желавших проститься с дорогим покойником заставили меня и моего старика, указывавшего на следы разрушения, поспешить со снятием маски, после чего со слугой-мальчиком Гоголя мы очистили лицо и волосы от алебастра и закрыли правый глаз, который, казалось, хотел еще глядеть на здешний мир, тогда как душа умершего была далеко от земли», — вспоминал Рамазанов.

Посмертная маска с открытым правым глазом, снятая тогда Рамазановым, — самый страшный экспонат Дома Гоголя. Увидеть его можно в зале «Комната памяти».

В гоголевской атмосфере

В двух мемориальных комнатах поначалу было немного экспонатов: книги писателя, его любимые сапоги и еще некоторое количество незначительных вещей, список которых умещался на полутора страничках. Но когда новости об открытии музея Гоголя разнеслись по Москве, в дворике был установлен памятник писателю, а музейных работников дарители просто завалили вещами, некогда принадлежавшими Николаю Васильевичу. Сейчас в музее Гоголя уже несколько тысяч экспонатов.

Тех, кто читал произведения Гоголя – то язвительные и сатирические как «Ревизор» и «Нос», то мистические и жутковатые как «Вий» и «Страшная месть» – очень удивляет атмосфера жилища писателя. Ожидая увидеть мрачное место, они попадают в светлый и даже умиротворенный дом. Мебель и планировка – все очень традиционное для того времени. Кругом гравюры, литографии, стоят кушетки, на которые посетителю музея можно присесть. Комнаты наполнены светом, и в них нет ни капли мистики. Это еще раз подтверждает посмертное заключение психиатров, которые опровергли слова недоброжелателей, твердивших, будто у Гоголя было психическое расстройство. Специалисты уверяют, что все необычности в поведении этого уникального писателя, не что иное, как безобидная чудаковатость.

Дела музейные

Творческая команда из сотрудников музея поддерживает в порядке экспозицию, гармонично сочетающую традиционные приемы и использование мультимедийных и аудиовизуальных средств.

Сотрудники музея организуют тематические, обзорные и даже театрализованные экскурсии, интересные многим людям.

В здании музея Гоголя налажена библиотечно-информационная работа. Для посетителей работает читальный зал и абонемент, справочно-библиографичный и нотно-музыкальный отдел, также можно воспользоваться Интернетом.

В музее Гоголя регулярно организуют культурные мероприятия, такие как «Гоголевские чтения» – международная ежегодная конференция, поэтические и литературные, музыкальные вечера, праздничные программы и концерты, вечера встреч с писателями. Там же реализуется проект «Усадебный театр».

Утомленные посетители могут выпить чаю и съесть пирожок в здешнем буфете.

Экскурсоводы очень интересно рассказывают о судьбе и творчестве Гоголя. А рассказать есть что. Все в жизни этого удивительного человека связано с мистическими и загадочными событиями, включая его рождение и день смерти. Даже в наши дни в музее Гоголя иногда творятся странные вещи по ночам – не открываются незапертые двери, слышны шаги. Неудивительно, что за такими рассказами время экскурсии пролетает незаметно, оставляя неизгладимый след и желание еще раз перечесть произведения Н. В. Гоголя.

Время работы:

  • пн., ср., вт. – 12:00-19:00;
  • чт. – 14:00-21:00;
  • сб., вс. – 12:00-18:00;
  • вт. – выходной.

Стоимость:

  • 120 руб. – взрослый;
  • 40 руб. – детский.

Все подробности на официальном сайте музея .

Как добраться:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *