.

Дом Лавалей Английская Набережная 4

Дом Лаваль

ГЛАВНАЯ // ИСТОРИЯ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА // ЗДАНИЯ Адрес:

Английская наб., 4

Архитекторы, годы постройки:

1800-1809; 1880-е

Английская наб., 4

Этот участок на Нижней (Английской) набережной с 1710-х годов принадлежал князю Александру Даниловичу Меншикову, равно как и соседний с ним, выходящий на гласис перед Адмиралтейством. Здесь князем был построен каменный дом.

В 1727 году после ссылки Меншикова оба участка находились во владении конторы конфискаций, а в 1732 году были отданы барону Андрею Ивановичу Остерману. Для нового владельца каменный дом был перестроен архитектором П. М. Еропкиным. Им здесь был сооружён каменный двухэтажный дом на высоком цоколе, шириной, равной ризалиту (выступающей части) существующего сейчас здесь дома. В то время здание имело 24 жилых помещения. Оно принадлежало барону до 1741 года.

С 1743 года хозяином особняка был генерал-полицмейстер Санкт-Петербурга Василий Фёдорович Салтыков . В 1751 году хозяйкой числилась его вдова, а после её смерти владельцем стал их сын Сергей Васильевич Салтыков.

В 1760-х годах здание принадлежало сенатору, рижскому генерал-губернатору Николаю Ерофеевичу Муравьёву. В 1770 году, уже после смерти генерала, его вдова Анна Андреевна сдала дом в наём английскому трактирщику Фразеру. Выйдя вновь замуж (за князя Александра Васильевича Урусова), Анна Андреевна в 1779 году продала дом барону Александру Николаевичу Строганову.

В 1789 году барон отдал дом своему сыну Г. А. Строганову, чьё высокое положение в обществе и женитьба на княжне А. С. Трубецкой привели к решению о перестройке здания. Этим в 1791-1793 годах активно занимался архитектор семьи Строгановых Андрей Никифорович Воронихин. Он полностью изменил фасад дома, создал анфиладу гостиных вдоль Невы на втором этаже. На первом этаже были размещены жилые помещения хозяев. Здание было надстроено третьим этажом и стало значительно шире. Тогда же были существенно перестроены дворовые флигели, за счёт чего план дома приобрёл форму четырёхугольника с замкнутым внутренним двором. В новом особняке было спроектировано 50 помещений. Широкий ризалит здания Воронихиным был украшен четырьмя пилястрами, а парадный подъезд — четырёхколонным портиком и балконом над ним. Войти в здание можно было в том числе через боковые входы, позже превратившиеся в окна.

По каким-то причинам Строганов не стал жить в доме на набережной. 14 июля 1800 года он продал его Александре Григорьевне Лаваль. Именно с её фамилией и связан этот знаменитый петербургский особняк.

Александра Григорьевна была замужем за французом Степаном Ивановичем Лавалем, не имевшим знатного происхождения. Добро на их брак, вопреки воле тёщи, дал лично Павел I. Понимая, что место в высшем обществе было получено отнюдь не родовитостью, Лавали стали активно завоёвывать в нём положение устраивая пышные празднества.

Выставочное помещение, южная половина.
1819 г.

Для переделки дома Лавали пригласили французского архитектора Тома де Томона. Он во многом продолжил проект Воронихина, впоследствии не считая важным свой вклад в строительство. В 1806-1809 годах французом был переоформлен фасад со стороны Невы. Именно тогда здесь были сооружены десять трёхчетвертных ионических колонн и ступенчатый аттик. Было изменёно оформление помещений. На втором этаже появился зал для празднеств и гостиная. Вход в здание был украшен фигурами львов, выполненными, вероятно, по рисункам Воронихина. Главную лестницу архитектор оформил в виде ротонды. Это помещение считалось одним из лучших творений Тома де Томона. Окна третьего этажа стали ложными — залы второго этажа невской анфилады повысили, сделали двусветными.

Александра Григорьевна Лаваль хранила в своём доме богатейшую коллекцию предметов искусства. Кроме всего прочего, здесь находились древнегреческие и древнеримские ценности, среди которых был и мраморный пол I века нашей эры, украшавший когда-то дворец римского императора Тиберия. На стенах залов висели картины Рембрандта, Рубенса, Рейсдаля, Лоррена, Альбани, Гверчино и других. Библиотека Лавалей насчитывала примерно 5000 книг. В 1852 году античная коллекция была приобретена Эрмитажем, где хранится и сейчас.

Дом Лавалей принимал балы, на которых бывали и царские особы. Для них хозяева дома устраивали специальные торжественные праздники. Благодаря Александре Григорьевне, а также связям её мужа, служившем в министерстве иностранных дел и имевшем доступ к заграничным журналам без цензуры, гостями дома Лавалей были Н. И. Гнедич, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, П. А. Вяземский, Адам Мицкевич, Н. М. Карамзин. Гости активно обсуждали европейские новости, пользовались библиотекой. 10 марта 1816 года Н. М. Карамзин читал здесь неопубликованные главы «Истории государства Российского», рассчитывая, что посетители салона Лавалей смогут содействовать в их издании. С 1817 года здесь бывал и Александр Сергеевич Пушкин. В 1819 году он читал здесь оду «Вольность». Впечатления от балов в доме Лавалей Пушкин выразил при описании бала в романе «Евгений Онегин». На музыкальных вечерах Лавалей выступали знаменитые в то время исполнители Рубини, Тамбурини. Устраивались здесь и «картинные рауты» — показы живых картин, в которых принимали участие как гости, так и хозяева дома.

Старшая дочь Лавалей Екатерина была замужем за князем Сергеем Петровичем Трубецким, одним из организаторов готовившего восстание Северного общества. В доме Лавалей часто встречались члены тайного общества, а Александра Григорьевна вышивали их знамя шелками. В марте 1824 года с Трубецким здесь дважды встречался П. И. Пестель, а 13 декабря 1825 года предстоящее восстание обсуждали К. Ф. Рылеев и Е. П. Оболенский. За несколько часов до его начала тут совещались К. Ф. Рылеев и. И. Пущин. Трубецкой, избранный руководителем восстания, считал выступление преждевременным. Поэтому, когда утром 14 декабря восставшие вышли на Сенатскую площадь, он не явился туда, зашедший за ним В. Кюхельбекер не застал его дома. В тот же день после знаменитых событий на Сенатской площади в доме Лавалей произошёл обыск. Жандармы обнаружили здесь конспект «Манифеста к русскому народу», проект конституции Н. Муравьёва, а в ванной комнате — разобранный печатный станок.

24 июля 1826 года покинула свой дом и вслед за мужем отправилась в Сибирь Екатерина Степановна. За ней последовали и другие жены декабристов. В декабре 1826 года перед отъездом в Сибирь в доме Лавалей была М. Н. Волконская. П. А. Анненкова получила здесь маршрут следования до Иркутска. Отсюда увозила письма к ссыльным Е. П. Нарышкина.

Парадная лестница

1 мая 1828 года в доме Лавалей А. С. Пушкин читал трагедию «Борис Годунов». В числе слушателей были П. А. Вяземский, А. С. Грибоедов, И. А. Крылов, Адам Мицкевич, сыновья Карамзина. Грибоедов читал гостям отрывки из своей трагедии «Грузинская ночь». Литературный салон стал также и местом связи ссыльных декабристов и их родственников и близких в Петербурге. Здесь читали письма из Сибири. В 1832 году П. А. Вяземский читал гостям дома неопубликованную 8-ю главу «Евгения Онегина».

16 февраля 1840 года на балу в доме Лавалей состоялся знаменитый разговор между Михаилом Юрьевичем Лермонтовым и сыном французского посла Эрнестом де Барантом. Здесь де Барант вызвал поэта на дуэль, из-за которой Лермонтов был выслан из Петербурга на Кавказ.

Иван Степанович Лаваль скончался 19 апреля 1846 года. После его смерти дом продолжал принимать гостей, но чаще это уже были не творческие вечера, а игры в карты. Из воспоминаний современников того времени:

«… это был ещё чисто барский дом, в котором проживала великая чудиха, безобразная старуха графиня Лаваль, та самая, про которую ходят слухи, что будто бы она вышивала знамя для декабристов, за что, говорят, её в Третьем отделении не похвалили. Там я увидела в первый раз известного игрока того времени, одноногого генерала Сухозанета, который сидел весь вечер, не вставая, как приклееный, просидел за карточным столом и то и дело придвигал к себе по зелёному сукну груды червонцев и империалов … Государь Николай Павлович тоже не раз подходил к этому столу, внимательно следил за игрою Сухозанета, и видно было, что он им не очень-то доволен» .

Светская жизнь дома Лавалей прекратилась со смертью его хозяйки в 1850 году. Особняк перешёл средней дочери Лавалей Софии. После отмены крепостного права дела её семьи резко ухудшились. Софья, со своим мужем тайным советников Александром Михайловичем Борхом, пытались исправить положение постройкой со стороны Галерной улицы доходного дома. Но это не помогло и весь участок в 1880-х годах был продан миллионеру «железнодорожнику» Самуилу Соломоновичу Полякову. Новый хозяин старался ничего не менять в великолепном убранстве. Была изменена отделка лишь некоторых помещений. Эти работы проводил Г. Э. Боссе.

После отъезда из Петербурга в Париж Поляков заложил дом Московскому земельному банку за 450 000 рублей сроком на 31 год, а затем продал его. В 1909 году дом Лавалей был приобретён в казну для расширения соседнего здания Сената.

Из-за значительной художественной и исторической ценности особняка для его приспособления под новые нужны была создана специальная комиссия, возглавляемая архитектором В. А. Пруссаковым. Проект реконструкции разработал К. К. Шмидт. При реконструкции здания вся отделка помещений была сохранена. Все изменения проводились лишь для освещения тёмных помещений, устройства удобных переходов для посетителей, увеличения количества служебных помещений. Также была переделана и парадная лестница, где соорудили обходную галерею. Все эти работы начались в 1912 году с создания светового фонаря, а закончились в марте 1914 года.

В 1917 году дом Лавалей был передан Комиссариату юстиции, от которого особняк перешёл Главному архивному управлению. Во время блокады Ленинграда дом был значительно повреждён. Реставрационные работы проводились в 1945-1947 годах под руководством архитектора А. Л. Ротача. Во время размещения здесь Российского государственного исторического архива в помещениях дома Лавалей располагались читальный зал, библиотека, дирекция, кабинеты сотрудников и другие служебные помещения.

После переезда архива на другую площадку дом Лавалей был отреставрирован, и в 2008 году вместе со зданием Сената передан Конституционному суду РФ.

Источник Страницы Дата обращения
1) Соловьёва Т. А. Английская набережная. — СПб. : Бельведер, 2004. — 336 с. (Стр. 32-42) 09.06.2012 г. 12:40
2) Столпянский П. Н. Петропавловская крепость и другие историко-художественные очерки. — М. : Центрполиграф, 2011. — 331 с. (Стр. 113-125) 18.08.2013 г. 18:52
3) Шуйский В. К. Тома де Томон. — Л : Лениздат, 1981. — 160 с. (Стр. 97-106) 13.08.2014 г. 15:23

Изменения на сайте

  • 18.07.2018 г. Доходный дом и аптека А. В. ПеляНОВАЯ
  • 26.10.2017 г. Церковь Рождества Христова на ПескахНОВАЯ
  • 04.10.2017 г. Дача Е. П. Салтыковой
  • 05.09.2017 г. Египетский мост
  • 22.05.2015 г. Дом В. В. Капниста — Дом Бурениных — Дом АкинфеевыхНОВАЯ
  • 22.05.2015 г. Доходный дом Н. И. ШауманаНОВАЯ
  • 22.05.2015 г. Доходный дом БурениныхНОВАЯ
  • 22.05.2015 г. Доходный дом Х. И. МейерНОВАЯ
  • 22.05.2015 г. Доходный дом А. И. ГруздеваНОВАЯ
  • 21.05.2015 г. Загородный пр. 6-8НОВАЯ
  • 21.05.2015 г. Дом Н. А. Серякова (Загородный пр. 4)НОВАЯ
  • 21.05.2015 г. Дом Петербургской ремесленной управыНОВАЯ
  • 21.05.2015 г. Доходный дом Ш. З. ИоффаНОВАЯ
  • 21.05.2015 г. Дом СимоновыхНОВАЯ
  • 21.05.2015 г. Подворье Коневского Рождество-Богородичного монастыряНОВАЯ

Новые картины и фото

История одного здания: Дом Лавалей на Английской набережной

«Богатство, блеск! Высокий дом на берегу Невы, обита лестница ковром, перед подъездом львы…», – так описал в поэме «Русские женщины» поэт Николай Алексеевич Некрасов знаменитый Дом Лаваль – один из самых ярких салонов Петербурга XIX века.
В доме со львами-философами (такое неформальное название получило это красивое здание из-за задумчивых львиных скульптур у входа) совещались накануне своего восстания декабристы, а после – здесь их родные собирались для чтения писем, пришедших из далекой сибирской каторги. Именно в этом доме Александр Сергеевич Пушкин читал своим близким друзьям «Бориса Годунова». И именно здесь Михаил Лермонтов повздорил с сыном французского посла Эрнестом де Барантом – их дуэль в итоге привела молодого поэта ко второй (и последней) ссылке на Кавказ. Одним словом, перед нами памятник не только архитектуры, но и культуры – неслучайно расцвет этого удивительного дома пришелся на одну из самых ярких вех в истории петербургского дворянства и российской интеллигенции.

Первые владельцы

В начале XVIII века участок на Английской набережной (в те времена она называлась Нижней) принадлежал князю Александру Даниловичу Меншикову – по его решению на этом месте был построен каменный дом. После ссылки князя здание досталось конторе конфискаций, а в 1732 году его владельцем стал барон Андрей Иванович Остерман. Дом был перестроен архитектором П. М. Еропкиным – в результате получился красивый двухэтажный особняк на высоком цоколе.
В последующие годы будущий легендарный Дом Лаваль сменил немало владельцев: генерал-полицмейстер Василий Федорович Салтыков, рижский генерал-губернатор Николай Ерофеевич Муравьёв, английский трактирщик Фразер (он арендовал особняк у вдовы генерала), барон Александр Николаевич Строганов.

В 1789 году здание досталось его сыну – Г.А.Строганову. В силу его высокого положения в обществе и удачной женитьбы на княжне А.С.Трубецкой дом было решено в очередной раз перестроить. Архитектор Андрей Никофорович Воронихин полностью изменил фасад особняка, добавил анфиладу гостиных на втором этаже. Здание стало шире и, надо сказать, гораздо наряднее – появился третий этаж, ризалит был украшен четырьмя пилястрами, а подъезд полностью преобразился с помощью четырехколонного портика и балкона.
По неизвестным причинам Строганов не захотел жить на набережной – и в июле 1800 года особняк был продан Александре Григорьевне Лаваль, в девичестве Козицкой.

О бедном французе замолвите слово

История любви Александры Григорьевны Лаваль и её мужа Ивана Степановича Лаваля по-настоящему кинематографична. Молодой француз, сын виноторговца, решил переехать в Россию, полагая, что одного его французского происхождения будет достаточно, чтобы сделать хорошую карьеру в городе на Неве.
В те времена Петербург был, действительно, крайне притягателен для иностранцев – в нем проживало не менее четырех тысяч французов, тысяча англичан, две тысячи шведов и около двадцати пяти тысяч немцев. Так что Лаваля нельзя было упрекнуть в наивности.
Молодой человек устроился обычным преподавателем в Морском корпусе, и вскоре удача по-настоящему улыбнулась ему – в него без памяти влюбилась богатая наследница Александра Козицкая. Однако на пути к их совместному счастью возникло серьезное препятствие: мать девушки оказалась категорически против брака дочери с неизвестно откуда взявшимся французом. Тогда Александра решила пойти на крайние меры и обратилась с просьбой о помощи к Павлу I – вот так сильно ей хотелось связать жизнь с любимым человеком. Император не проигнорировал влюбленную девушку и захотел узнать о причине отказа.
«Во-первых, Лаваль не нашей веры, во-вторых, никто не знает, откуда он, в-третьих, чин у него больно невелик», – примерно так ответила ему мать Александры Козицкой. Павел I недолго думал и ответил буквально скороговоркой: «Во-первых, он христианин, во-вторых, я его знаю, в-третьих, для Козицкой чин у него достаточен, а посему обвенчать». Вскоре состоялась долгожданная свадьба. А новоиспеченный супруг и житель Петербурга через непродолжительное время, действительно, пошел в гору и сделал весьма успешную карьеру по службе в министерстве иностранных дел и при дворе.

Архитектурный шедевр Тома де Томона

Чета Лавалей решила перестроить дом Строганова – их литературно-музыкальный салон не мог находиться в здании со столь скромным убранством. За преображение особняка взялся один из самых востребованных архитекторов того времени – Тома де Томон. Известный зодчий проявил уважение к трудам своего предшественника и практически полностью сохранил планировку внутренних интерьеров – правда, для придания им большей выразительности и торжественности добавил декоративную живопись и лепку. Так, Жозеф де Местр, один из из современников, в своем письме на родину написал следующие лестные слова о проделанной работе архитектора: «Лучшее произведение нашего друга Тома де Томона, его гранитная лестница, является, вероятно, самой красивой в Петербурге».

Фасад здания был декорирован колоннадой из десяти ионических колонн. Окна на верхнем этаже над сандриком были заложены, а в неглубокие ниши на их месте были помещены скульптурные панно мифологической тематики – остальные окна на третьем этаже было решено сделать ложными. В середине здания над главной лестницей архитектор разместил сферический купол. Парадный вход был украшен гранитными львами – вероятнее всего, это была одна из нереализованных идей Воронихина.

Золотые годы Дома Лавалей

Лавали своего добились – их дом долгие годы считался одним из самых лучших в Петербурге. И дело было не только в архитектурных изысках и роскошном внутреннем убранстве (в особняке находилась совершенно уникальная художественная коллекция, включающая в себя как великолепные полотна Рембрандта, Лоррена, Гверчино, Рубенса, Альбани и Рейсдаля, так и предметы античного и древнеегипетского искусства – чего стоил один мраморный пол I века нашей эры из дворца римского императора Тиберия?), но и в неповторимой атмосфере, царившей внутри.
Иван Степанович Лаваль, достаточно быстро став директором третьей экспедиции министерства иностранных дел, получил доступ к зарубежным периодическим изданиям, на которые распространялась в те времена цензура. Кроме того, он являлся членом ученого комитета министерства народного просвещения, поэтому всегда был осведомлен о последних новостях области просвещения и науки. Таким образом, в гостеприимном доме Лавалей можно было не только вести расслабленные светские беседы в приятной компании, но и также узнавать последние новости из области политики, науки и культуры.
Частыми гостями музыкально-литературного салона Лавалей были писатели, художники,общественные деятели. Так, дом со львами-философами видел в своих стенах таких известных литераторов, как Н. М. Карамзин, И. А. Крылов, В. А. Жуковский, А. С. Грибоедов, А. С. Пушкин, М. Ю. Лермонтов.
Весной 1816 года Н.М. Карамзин читал завсегдатаям салона Лавалей главы из «Истории государства российского» в надежде, что их поддержка поможет получить ему разрешение на публикацию книги. А.С Пушкин также неоднократно декламировал местной публике свои произведения – так, например, именно в доме Лавалей впервые прозвучали ода «Вольность» и трагедия «Борис Годунов».

Колыбель Северного общества декабристов

Старшая дочь Лавалей Екатерина Ивановна вышла замуж за одного из руководителей Северного тайного общества декабристов, полковника Сергея Петровича Трубецкого. И теперь в доме со львами-философами неоднократно стали устраиваться встречи участников будущего восстания. К. Ф. Рылеев, Е. П. Оболенский, И. Пущин, В. Кюхельбекер и другие участники заговора были частыми посетителями кабинета Трубецкого.
Восстание 14 декабря 1825 года полностью изменило жизнь обитателей прославленного дома. Трубецкого и других декабристов сослали на каторжные работы в Сибирь. Екатерина Ивановна Трубецкая, единственная из жен осужденных знавшая о планах мужа, незамедлительно собрала вещи и отправилась вслед за супругом в далекий холодный край. Её примеру последовали и другие жены декабристов. В 1826 году в особняке Лавалей перед отъездом в Иркутск побывали М.Н. Волконская, П.А. Анненкова, Е.П.Нарышкина.
Потребовалось два года, чтобы течение жизни в литературно-музыкальном салоне Лавалей вернулось в прежнее русло. Однако события прошлых лет внесли определенные коррективы: к светским беседам и обсуждению актуальных вопросов теперь добавилось чтение писем, пришедших с сибирской каторги. Дом стал своеобразным «штабом связи» между осужденными декабристами и их родными.

Конец эпохи

После смерти Ивана Степановича Лаваля его супруга продолжала принимать гостей: правда, теперь вместо творческих вечеров в доме устраивались игры в карты. Окончательно же светская жизнь в прежде знаменитом особняке прекратилось в 1850 году, когда скончалась Александра Григорьевна Лаваль.
Здание на Английской набережной досталось средней дочери Лавалей Софии и её мужу. Но, к сожалению, вернуть былую славу дому со львами-философами им не удалось – в 1880-х годах его владельцем стал миллионер Самуил Соломонович Поляков. В 1909 году особняк был продан для расширения соседнего здания Сената. В 1917 году он принадлежал Комиссариату юстиции, после – Центральному государственному историческому архиву СССР (Российскому государственному историческому архиву, крупнейшему архиву в Европе и одному из крупнейших в мире, чье собрание по своей ценности сопоставимо с коллекциями Эрмитажа). В блокадное время дом сильно пострадал, поэтому в 1945-1947-е годы в нем проводились масштабные реставрационные работы.
В 2007 году дом Лавалей снова ушел на реконструкцию и реставрацию фасада и внутренних интерьеров. В 2008 году в обновленное здание переехал Конституционный суд.
Адрес: Английская набережная, 4

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *