.

Блинский Владимир Геннадьевич Мурманск

Директор «заказал» своего компаньона за полмиллиона «зеленых»
Как стать миллионером
В 1990 году государство разрешило акционировать второе по величине предприятие Мурманска «Севрыбхолодфлот». Этим обстоятельством не преминул воспользоваться его директор, пятидесятитрехлетний Альберт Леванов. Бывший капитан дальнего плавания смекнул, что, скупив контрольный пакет акций ОАО «Севрыбхолодфлот», можно стать его хозяином. Перспективы при этом открывались такие, что захватывало дух.
Однако денег на скупку акций у Леванова не было. Тогда он подтягивает на помощь своего знакомого, мурманского бизнесмена Владимира Блинского, которому в 1990 году едва стукнуло 29 лет.
Долго объяснять суть дела не пришлось, и Блинский с превеликим удовольствием вкладывает свои сбережения в общее дело. Задуманное удалось компаньонам на все сто, и они становятся фактическими владельцами акционерного общества «Севрыбхолодфлот». Спустя совсем немного времени Леванов и Блинский понимают, какое выгодное дельце они провернули. Чтобы понять масштаб мурманского ОАО, достаточно сказать, что на тот момент оно обладало несколькими десятками кораблей, бороздивших океаны по всему миру, а в середине девяностых годов именно «Севрыбхолодфлот» снабжал всю Россию «ножками Буша» — американскими окорочками.
Контракты заключались на огромные суммы, соответственно росли и доходы компаньонов, которые по уговору делились поровну. В течение 10 лет Леванов и Блинский жили душа в душу, дружили семьями, вместе проводили очень много времени. Владимир не раз признавался друзьям, что считает Леванова своим вторым отцом. На счетах у обоих накопились суммы с шестью нолями в долларовом эквиваленте, и это был еще не предел.
Здесь вас не стояло
В 2000 году между компаньонами пробежала черная кошка. Инициатором порчи отношений стал Леванов. Может быть, все эти годы его точила мыслишка, что, по сути, он и только он, пригрев Блинского, дал возможность тому стать очень богатым человеком. Леванов считал, что компаньон недостаточно боготворит его за это, не признает главенство и исключительность. И тогда бывший капитан решил стать единоличным хозяином «дела».
Блинский вдруг узнает, что со счетов компании исчезает миллион долларов, которые переводятся на имя адвоката с двойным гражданством в один из «офшоров». Он спрашивает у Леванова, в чем дело, но тот всячески уходит от ответа и, наконец, признается, что деньги ушли даже не за оказание юридических услуг, а на покупку канцелярских товаров. Блинскому становится понятно, что компаньон просто эти деньги «спилил».
Тем временем ОАО «Севрыбхолодфлот» начинает лихорадить, предприятие залезает в долги, бизнес идет насмарку. Не последнюю роль в этом играют решения и приказы Леванова. Блинский пытается выяснить, в чем дело, и неожиданно нарывается на очень неприятный ответ Леванова: здесь все мое, ты — никто и сюда больше не лезь.
После этого разговора Леванов затеял самую настоящую травлю компаньона. Везде и всюду он твердил, что Блинский уже никто, он не имеет отношения к ОАО «Севрыбхолодфлот». Владимира даже не пускают на территорию компании. Но Леванов понимает, что одного его приказа недостаточно, чтобы выкинуть Блинского из бизнеса. Ему не позволяет это сделать структура предприятия, точнее, одна маленькая схемка, предложенная им же самим 10 лет назад.
Все они — марионетки
Дело в том, что в свое время Леванов предложил оформить владельцами контрольного пакета акций две дочерние фирмы ЗАО «Форель» и ЗАО «Панама», учредителем которых являлся Блинский: Леванов, как бывший директор «Севрыбхолодфлота», во избежание кривотолков, постарался нигде не фигурировать в качестве хозяина нового акционерного общества. Директора дочерних фирм были людьми Блинского, которые раз в год послушно выписывали доверенность Блинскому или Леванову, чтобы те на собрании акционеров могли пользоваться правом решающего голоса в своих интересах. От собрания до собрания компанией управлял генеральный директор, который избирался советом директоров, председателем которого, в свою очередь, являлся Леванов. Понятно, что в совете сидели только свои (обычно поровну, от Блинского и Леванова), а генеральный директор был не более чем послушной марионеткой. Хотя по уставу именно он в структуре компании являлся фигурой номер один.
Что делает Леванов для получения единоличной власти? Он создает предпосылки для увольнения генерального директора и назначает себя на его место, то есть становится фактическим хозяином предприятия. Но только до очередного собрания акционеров, которое должно утвердить его в новой ипостаси. Леванов понимает, что на собрании право решающего голоса будет у Блинского, так как директора дочерних ЗАО — его люди и отпишут право решающего голоса только Блинскому.
У Леванова остается два выхода. Первый — попытаться скупить блокирующий пакет акций, что он и начинает лихорадочно делать, но понимает, что до годового собрания ему не успеть. Тогда остается второй путь — физическое устранение Блинского. Судя по всему, колебался Леванов недолго.
На всякого живца есть своя овца
На сцене появляется некий москвич Кузнецов — аферист довольно крупного масштаба. Некогда судьба свела его отца, влиятельного генерала-силовика, с Левановым. Как известно, власть и бизнес притягивают друг друга, поэтому с той поры дружба мурманского олигарха и генерала стала неразлучной. Спустя годы папа передал свои дела сыну, и теперь уже Кузнецов протежировал в Москве проекты Леванова.
На одной из встреч Леванов обмолвился насчет проблем с Блинским. Кузнецов сразу решил воспользоваться ситуацией, чтобы «спилить» с мурманчанина «немного» денег. Он недвусмысленно предлагает Леванову за миллион долларов устранить помеху, хотя на самом деле никого убивать не собирается — ему важно заставить «лоха» раскошелиться.
Леванов с радостью глотает наживку. Поторговавшись, он скидывает «гонорар» до полумиллиона и привозит Кузнецову все данные на компаньона — где его офис, распорядок дня, номера машин, фото. Заказчик даже готов купить «Камаз», чтобы устроить жертве автокатастрофу.
Кузнецов обещает решить проблему, а сам пишет на диктофон неосторожного Леванова и ждет, когда на указанный счет капнут деньги. Он уже решил, что, как только пройдет платеж, свяжется с Блинским и продаст тому собранный компромат.
(На следствии не удалось доказать, что Леванов перечислил 500 тысяч долларов, так как деньги ушли в офшор и отследить их не представилось возможным. Однако на суде Кузнецов признался, что платеж прошел).
Надежд не оправдали
Тем временем Леванов начинает понимать, что Кузнецов его надул. Скоро годовое собрание акционеров, а у него нет ничего против Блинского. Он попытался обратиться насчет устранения компаньона к местным «умельцам», но те ответили отказом. Однако слухи по городу поползли.
Тогда Леванов идет на примирение с Блинским. Он просит его на собрании отдать решающий голос за него, говорит: давай все забудем, пусть будет все, как прежде. И Блинский поверил, а после собрания оказался на улице — став полноправным хозяином компании, Леванов вышвыривает его за борт. В этот момент с Блинским связывается Кузнецов и предлагает купить «жизненно важную» информацию. Ее стоимость — полмиллиона долларов — очевидно, это обычный ценник мошенника.
Дальше все просто. Блинский обращается в ФСБ, и при передаче денег в Москве Кузнецова берут с поличным. В Мурманске прокуратура заводит уголовное дело, но оно идет ни шатко ни валко — слишком велик авторитет Леванова, слишком серьезные люди стоят за его бизнесом.
Тогда Генеральная прокуратура переадресовала дело в соседний регион, в прокуратуру Карелии. Оно оказывается у старшего следователя по особо важным делам Юрия Егорова. «Изначально предполагалось, что это дело у нас заглохнет, — говорит он, — но мы не оправдали надежд».
Темные силы всячески препятствовали следствию. Леванов также вставлял палки в колеса, где только мог. А однажды вместо того, чтобы явиться на допрос (Ю.Егоров специально приехал в Мурманск), уехал в Норвегию. Наш следователь связался с ним по телефону, но в ответ услышал нецензурную брань, смысл которой сводился к следующему: отвали, у меня все куплено, в том числе и ваша Карелия. «Было решено взять Леванова под стражу, — рассказывает Ю.Егоров, — но где его искать? У него свободный въезд практически в любую страну мира и авиабилеты с открытой датой».
Помогли московские коллеги, которые своими путями вычислили Леванова, когда тот решил заскочить в Москву. Тут его и повязали.
«Следствие длилось почти год, — подытожил Ю.Егоров. — А закончилось все этой осенью, когда суд, учитывая преклонные годы обвиняемого, приговорил его к 4-м годам лишения свободы в колонии строгого режима. Приговор еще не вступил в законную силу и, скорее всего, будет обжалован в Конституционном суде РФ».
P.S. Сегодня ОАО «Севрыбхолодфлот» руководит Владимир Блинский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *